среда, 6 ноября 2019 г.

Октябрьская революция есть проект Главного разведывательного управления Генерального штаба Русской императорской армии.

.
Картинки по запросу генерал-адъютант А. А. Брусилов
Генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов

Картинки по запросу Карбышев, Дмитрий Михайлович
Герой Советского Союза генерал-лейтенант инженерных войск Карбышев Дмитрий Михайлович

Картинки по запросу Карбышев, Дмитрий Михайлович
Герой Советского Союза генерал-лейтенант инженерных войск Карбышев Дмитрий Михайлович

Кто руководил Красной армией

Поддержал большевистский переворот в октябре, как известно, Балтийский флот, командовал им царский контр-адмирал Александр Владимирович Развозов.Источник

Aleksandr Razvozov.jpg
Контр-адмирал Русской Императорской Армии 
Александр Владимирович Развозов

В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров (из них 62 тыс. дворянского происхождения), в то время как в Белой около 35 тыс из 150 тысячного корпуса офицеров Российской Империи.Источник


Похоронен Александр Владимирович Развозов на Смоленском православном кладбище. (При установке нового надгробия был выбит неправильный год рождения.)Источник







Почему Ленину и Сталину пришлось переделывать марксизм. Валерий Пякин.



ы помните паническую записку Ленина 24 октября 17-го года? «Теперь все висит на волоске», «Нельзя ждать!!! Можно потерять всё!!!»

Далее у Ленина две совершенно загадочные фразы: «Кто должен взять власть? Это сейчас неважно: пусть её возьмёт Военно-революционный комитет или „другое учреждение“... Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Ленин напуган «удалением Верховского», об этом Ленин пишет в записке дважды. Кто такой Верховский? Почему — «неважно, кто возьмет власть»? О каком «другом учреждении» говорит Ленин?
Генерал-майор А. И. Верховский был военным министром и одной из главных фигур в заговоре против Временного правительства. 20 октября Верховский в ультимативном докладе правительству потребовал немедленного заключения перемирия с Германией и Австро-Венгрией и демобилизации вконец разложенной армии. 24 октября Ленин узнал, что Верховский уволен в отставку.

Ленин зря тревожился, военным министром стал заместитель Верховского генерал-аншеф А. А. Маниковский, который тоже был в заговоре (в 1918-м году Маниковский стал начальником Академии Красной Армии, его ученики в войне против Гитлера воевали уже генералами и маршалами. Когда Маниковский умер, в 1922-м году Академию РККА возглавил Верховский).

В заговоре Октябрьского переворота был и главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-аншеф В. А. Черемисов. Ещё в сентябре 17-го года Черемисов увёл подальше от Петрограда единственную опору Временного правительства — Конный корпус генерала Краснова. Черемисов растащил сотни и батареи корпуса по разным городам и селениям от Витебска и Ревеля до Новгорода и Старой Руссы. Корпус как боевая единица перестал существовать (генерал Краснов позднее писал, что это было «планомерной подготовкой к 25 октября»).

25 октября Керенский кинулся во Псков к Черемисову требовать войск для подавления Петрограда. Керенский назначил Краснова командующим армией и приказал идти на Петроград. Черемисов, будто в насмешку, дал Краснову 9 неполных сотен — 690 казаков, и 18 орудий. С этой «армией» Краснов 27 октября выступил на штурм Петрограда.

В тот же день, 27 октября, генерал Черемисов прислал в Петроград для охраны Смольного сводный полк латышских стрелков из 12-й армии — 10 тысяч отменных бойцов, которые ни слова не знали по-русски и были готовы убивать всех, на кого укажут латыши-офицеры.

«Поход» Краснова позорно захлебнулся. 30 октября казаки бросили генерала Краснова, ибо большевики объявили на фронте мир. Генерал Черемисов, по некоторым источникам, служил затем в Красной Армии и в 1919-м году громил армию Юденича на подступах к Петрограду.

В заговоре был и подчинённый Черемисову командир развёрнутого в Финляндии 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант Р. Ф. Вальтер. Когда 29 октября 1917-го года в Петрограде начался мятеж юнкеров, генерал Вальтер тотчас прислал по железной дороге крепкие, не затронутые фронтовым разложением пехотные части с артиллерией. Четыре юнкерских училища были расстреляны из пушек, мятеж был подавлен. Одна из частей генерала Вальтера — 428-й Лодейнопольский полк, с артиллерией, под командованием полковника Потапова был отправлен в Москву на подавление тамошнего мятежа юнкеров.

Керенский пишет в мемуарах, что генералы нарочно позволили большевикам свергнуть Временное правительство, чтобы потом прихлопнуть большевиков. Западные историки согласны с Керенским.

На деле все было иначе. Речь должно вести о противостоянии патриотов и «иностранцев».

В начале марта 1917-го года государь, извещённый, что заговорщики намерены убить его самого, его жену и детей, подписал отречение в пользу младшего брата, великого князя Михаила. Михаил, растерявшийся, под нажимом и под угрозами «думцев», подписал отречение в пользу Учредительного собрания — которое решит, будет ли Россия монархией с царём Михаилом, или будет в России республика.

Временный комитет Думы по спискам, заготовленным ещё с 1915-го года, создал Временное правительство, с единственной его задачей — в течение месяца или двух провести выборы и созвать Учредительное собрание. Совет рабочих и солдатских депутатов с почтением признал верховную власть масонского правительства.

В том же марте началось разложение армии через провокационный «Приказ № 1» — «некие силы» уводили армию из-под власти дисциплины и подчинения старым начальникам. На фронте и в тылу отменялись подчинение и чинопочитание, учреждались солдатские комитеты, которые отныне решали, исполнять приказы командиров или нет. Результат превзошёл ожидания, солдаты поняли дело так, что «революционная свобода» — свобода выбора, свобода не воевать (в июле, после ужасного провала наступления, командующий фронтом генерал Деникин гневно выговаривал военному министру Керенскому: «не большевики разложили армию, а — вы, ваше правительство»).

В апреле правительство, вместо того чтобы созывать Учредительное собрание, заявило («нота Милюкова»), что будет продолжать войну по обязательствам царизма. Возмущенные полки Петрограда вышли из казарм с оружием и окружили Мариинский дворец, где (как и при царе) заседали министры.

Генерал Корнилов, командующий войсками Петроградского военного округа, вывел артиллерию, чтобы расстрелять мятежные полки. Политики испуганно заявили, что это — начало гражданской войны. Совет рекомендовал Корнилову убрать пушки. Корнилов подчинился, но подал в отставку. «Министры-капиталисты» тоже ушли в отставку. Составилось новое Временное правительство, с участием социалистов, которое решило — войну продолжать.

Сталин приехал в Петроград из Сибири 12 марта, отобрал у Молотова руководство газетой «Правда» и заявил два своих главных тезиса: вся власть в России должна принадлежать Советам, а войско должно быть первейшим союзником пролетариата (12 миллионов людей в шинелях, с винтовками и пушками, обученные стрелять — страшная сила).

Ленин приехал из Швейцарии (с десятками товарищей-«вождей»") 3 апреля. В прежние годы Ленин и Сталин сильно враждовали (конфликт между «бакинской группой» Фиолетова — Сталина и «парижскими господами» — Лениным и прочими. Имелись подозрения, что именно Ленин устроил арест Сталина в 1913-м году и отказал в организации побега Сталина из заполярной ссылки).

Сталин категорически не принял тезисы Ленина (которые позднее были названы «апрельскими»). Петроградское бюро партии большевиков почти единогласно проголосовало против этих тезисов.
Плеханов, старейший с.-д., в печати назвал эти тезисы «бредом». В большинстве своём с.-д. заключили, что Ленин окончательно порвал с марксизмом и сделался «бланкистом» и «бакунинцем».

Известно, что Сталин и Ленин несколько часов говорили с глазу на глаз. После этого разговора Сталин стал в партии первым после Ленина.

В ЦК большевиков было создано Военное бюро, которое возглавили Сталин и Дзержинский.

Уже в мае разумные люди видели, что России не нужно воевать. Революция привела к разрухе. Фабрики закрывались повсюду — из-за нехватки сырья. В городах начинался голод, продовольствия по карточкам давали мало или не давали вовсе, а на рынке за время войны цены выросли в 13 раз. Производство военной продукции упало в три раза. Армия, разложенная «Приказом № 1» и декретами Временного правительства, стихийно не желала воевать. Армия уверилась, что «свобода» — это свобода бесчинств, дезертирства, преступлений. Каждый день войны стоил 56 миллионов рублей, а дефицит годового бюджета составлял 40 миллиардов. России был нужен мир.

Германия, измученная войной, с осени 1916-го года по различным каналам искала возможности заключить перемирие с Россией (положение Германии ухудшилось тем, что в апреле 1917-го года США объявили Германии войну и начали отправку в Европу 1 миллиона солдат).

В июне 1917-го года в Петрограде собрался 1-й Всероссийский съезд Советов (большевики имели на съезде десятую часть мандатов). В дни съезда большевики наметили на 10 и 11 июня вооружённое выступление с целью свалить правительство князя Львова (по сценарию «апрельских дней»), взять власть и заключить мир — чтобы немедленным заключением мира призвать массы на сторону большевиков. Руководили подготовкой выступления Сталин, Дзержинский, Стасова. Каменев и Зиновьев были против взятия власти, Ленин предпочёл выжидать.
Возмущение съезда Советов было бешеным. Министр Церетели, с.-д. меньшевик, заявил, что «через ворота большевиков войдёт генеральская контрреволюция» (Церетели уже в июне почему-то увязывал большевиков с генералами). Съезд запретил большевикам демонстрацию. 9 июня всем казалось, что дело большевиков — кончено. Ленин почёл за лучшее скрыться, с 10 июня партией руководил Сталин.

18 июня правительство и военный министр Керенский, по требованию Франции и Англии, начали громадное наступление русских армий, которое в июле закончилось катастрофой.

Керенский позднее путано напишет, что он не имел своей воли и был управляем из-за рубежа. Берберова, автор знаменитого исследования о масонах, говорила: «они дали масонскую клятву, которая по уставу превышает все остальные клятвы, даже клятву Родине, они дали клятву никогда не бросать Францию, и потому Керенский не заключил мира».

«Июльские дни» в Петрограде — стечение чудовищных провокаций.

3 июля ЦК большевиков под руководством Сталина постановил: ни под каким видом не ввязываться в демонстрации анархистов. Но вечером 3 июля Зиновьев, Луначарский и «независимый с.-д.» Троцкий дали команду Раскольникову в Кронштадт, чтобы кронштадтский Совет прислал наутро 20 тысяч вооружённых матросов.

Многие в июле 17-го года говорили, что за всей этой нарочитой неразберихой стояли некие «тёмные силы». Вероятно, так оно и было. В ночь на 5 июля в Петрограде были написаны два примечательных документа. Один — секретный меморандум британского посла Бьюкенена Временному правительству. Бьюкенен разговаривал с чужим правительством, как барин с лакеем, и указывал чужому правительству, что и как нужно делать далее.

Другой документ — обращение Сталина к рабочим и солдатам Петрограда. Удивительно, но Сталин как будто читал меморандум Бьюкенена. В обращении Сталин писал, что теперь перед Россией два пути — или Россия станет колонией Англии, Америки, Франции, или Советы возьмут власть, заключат мир и Россия будет независимой державой.

Вечером 4 июля Петроград был объявлен на военном положении, 5 июля в город стали прибывать эшелоны с войсками Северного фронта — казачьи полки, артиллерия, броневики. Мосты были разведены. Город опустел — только пугающее передвижение войск. «Тёмные силы» хотели в Петрограде крови, и большой крови. Утренняя пресса начала кампанию на тему «большевики — германские шпионы», в прессу были вброшены документы, собранные контрразведкой военного округа.

В «Энциклопедии военной разведки России» (М., 2004) сообщается, что начальник Разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенант Н. М. Потапов с июля 1917-го года сотрудничал с большевиками (значит — документы имеются, и когда они будут рассекречены, наши учебники преобразятся).

Нужно, думать, что контакты генерала Потапова со Сталиным начались гораздо ранее. 1 июля 17-го года контрразведка Петроградского военного округа выписала — по делу «немецких денег» — ордера на арест 28 виднейших большевиков начиная с Ленина. Примечательно, что в этом списке не было Сталина, Дзержинского, Стасовой, — «кто-то» вывел всю «группу Сталина» из-под удара.

После «июльских дней» Сталин был в Петрограде легальным политиком и общим миротворцем. Как представитель ВЦИК Советов он 5 и 6 июля вёл переговоры с правительством, с командованием штаба военного округа, с восставшими — и добился, чтобы каратели не спешили и чтобы восставшие сдались. Кровопролития удалось избежать.

Мне видится, что генерал Потапов и Сталин явились реальными руководителями Октябрьского переворота (после Октября генерал Потапов стал начальником разведки Штаба Красной Армии).
Уже в июле 1917-го года говорили, что «звезда Корнилова» взошла по воле английского посла Бьюкенена. В ходе провального наступления и катастрофы Корнилов стремительно рос в чинах — из генерал-майора, командующего армией, он в две недели стал генерал-лейтенантом, главнокомандующим фронтом, а затем генерал-аншефом и Верховным Главнокомандующим.
В августе Корнилов был чрезвычайно уверен в себе — видимо, ему твёрдо пообещали, что он станет Диктатором.

Сталин в газете «Рабочий путь» иронически называл генерала «сэр Корнилов» и писал об английских разведчиках в ставке Корнилова (видимо, Сталин получал сведения из надёжных источников).

Кроме английской разведки, Корнилова усердно и практически поддерживали два крупнейших масона — бывший военный министр Гучков и действующий военный министр Савинков.

Важно заметить, что в армии генерала Крымова, которую Корнилов двинул на Петроград, не было уроженцев русских губерний — только донские казаки и кавказцы. В бронемашинах сидели английские офицеры.

Корнилов был слабый военачальник, когда ещё командовал дивизиями (генералы в мемуарах подтверждают это).

План Корнилова был — Кавказская Туземная дивизия разворачивается в корпус, а затем вместе с Конным корпусом генерала Краснова разворачивается в Отдельную Петроградскую армию — и всё это на ходу, в эшелонах, в наступлении. Такой план несерьёзен.

О заговоре Корнилова написано много, но гораздо интересней заговор других генералов — против своего Верховного Главнокомандующего Корнилова и против своего военного министра. К примеру, командующий Московским военным округом полковник Верховский в «корниловские дни» нейтрализовал у себя в округе всех прокорниловски настроенных офицеров и выделил пять полков для удара по Могилёву — ставке Корнилова (в декабре 1917-го года генерал Верховский мобилизовал дивизии Московского и Казанского военных округов — и в начале 1918-го года вышиб корниловцев и калединцев с Дона).

Наступление Корнилова на Петроград погубили два генерала — главнокомандующий Северным фронтом генерал-аншеф В. Н. Клембовский и его начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор М. Д. Бонч-Бруевич. Они растащили сотню эшелонов армии генерала Крымова от Пскова по 8 железным дорогам и бросили эти эшелоны без паровозов в глухих лесах — без продовольствия и фуража (позднее Клембовский и Бонч-Бруевич служили в высоких чинах в Красной Армии).

Если взглянуть, кто из русских генералов воевал и служил в Красной Армии, список будет велик. Первым должно назвать национального героя, гордость России, генерала от кавалерии, императорского генерал-адъютанта А. А. Брусилова, он вступил в Красную Армию в возрасте 66 лет и был инспектором кавалерии РККА.

Царский военный министр, член Государственного совета генерал от инфантерии А. А. Поливанов. Царский морской министр, императорский генерал-адъютант адмирал И. К. Григорович, великое имя, создатель Морского Генерального Штаба, автор Большой и Малой судостроительных программ возрождения русского флота, автор Минно-артиллерийской позиции в Финском заливе — преподавал в Академии РККФ.

Профессорами в Академии РККА были генерал-аншефы Данилов, Гутор, Зайончковский, в Красной Армии служили генерал-аншефы Шейдеман, Черемисов, Цуриков, Клембовский, Белькович, Балуев, Баланин, Шуваев, другой Данилов, Лечицкий, вице-адмирал Максимов, генерал-лейтенанты Соковнин, Огородников, Надежный, Искрицкий.

В Красной Армии генерал-лейтенант Селивачев командовал Южным фронтом и громил Деникина, генерал-майор Гиттис командовал армиями, Южным, Западным, Кавказским фронтами, генерал-лейтенант Д. Н. Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Петин командовал Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло командовал Северным фронтом (где разгромил своего давнего приятеля и сослуживца по Генштабу генерала Миллера), а затем Восточным фронтом...

Морскими силами Республики Советов командовали (последовательно) контр-адмиралы. М. В. Иванов, В. М. Альтфатер, капитан 1 ранга Е. А. Беренс, контр-адмирал А. В. Немитц. Балтийским флотом после Октября командовали вице-адмирал А. А. Развозов, контр-адмирал С. В. Зарубаев, контр-адмирал А. П. Зелёной, капитан 1 ранга А. М. Щастный. Капитан 1 ранга Б. Б. Жерве стал начальником Академии РККФ.

Полковник Генерального Штаба П. П. Лебедев стал начальником Штаба Красной Армии, полковник И. И. Вацетис стал Главнокомандующим Вооружёнными Силами Республики Советов, полковник Генерального штаба Б. М. Шапошников в Гражданскую войну был начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА, — с мая 1937-го года начальник Генштаба РККА, затем — Маршал Советского Союза, в войну — заместитель Сталина в наркомате обороны, автор нашей победы под Сталинградом...

В конце июля 1917-го года Керенский создал своё правительство из «капиталистов» и социалистов (все они были «братья» в ложе) и стал премьер-министром — означилось противостояние Керенского и Корнилова (которое позволительно трактовать как противостояние парижской ложи «Великий Восток» и английской разведки). В июле Керенский поклялся, что Учредительное собрание соберётся в сентябре.

В те дни произошли значительные географические перемещения, которые сделали наименования «Зимний» и «Смольный» — символами Истории.

Керенский уже задумал учреждение Предпарламента — и чтобы освободить для заседаний Предпарламента Мариинский дворец, перевёл заседания своего правительства в Зимний дворец, в Малахитовый зал. В это же время Таврический дворец (загаженный Советами до гнусности) — закрыли на ремонт, чтобы придать ему достойный вид к приёму членов будущего Учредительного собрания, преемника Государственной Думы.

ВЦИК Советов и Петросовет нашли для себя поблизости большое здание с актовым залом — Смольный институт.

Историки не могут разобрать, до какой степени Корнилов был в сговоре с Керенским, когда в июле и августе 1917-го года сознательно сдавал немцам Прибалтику — сначала неприступный Икскюльский укрепрайон, затем Ригу. Тогда же, в августе, Сталин писал в «Рабочем пути», что следующим шагом Керенского и Корнилова будет сдача немцам Петрограда.

За вооружённый мятеж и попытку низвергнуть «законное» правительство генерал-аншеф Корнилов и более двадцати генералов-корниловцев были арестованы правительством Керенского. Правительство Керенского развалилось, и 1 сентября 17-го года Керенский создал новое правительство (4-е Временное правительство за полгода), Керенский вновь стал премьер-министром и объявил себя Верховным Главнокомандующим. В тот же день, 1 сентября Керенский внезапно, не дожидаясь Учредительного собрания, объявил Россию — Республикой. Выборы в Учредительное собрание были отодвинуты на ноябрь. 5 сентября Керенский велел готовить государственные учреждения Петрограда к эвакуации. 5 октября он объявил о переезде правительства в Москву (в те дни был вывезен из Петрограда в Казань весь золотой запас России, более 1 тысячи тонн золота,  что имело тяжелейшие последствия для грядущей России. В 1918-м году золото было захвачено чехами, небольшую его часть Колчак сумел вывезти через Владивосток в Лондон, а остальное русское золото исчезло бесследно).

Корниловский заговор воспрял в ноябре 1917-го года. Начальник Ставки Верховного Главнокомандующего генерал Духонин категорически отказался исполнять приказ Временного правительства Ленина о заключении перемирия с Германией. Духонин освободил арестованных генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Маркова и прочих — будущих героев «Белого дела». В Могилёв мгновенно выслали из Петрограда спецгруппу, Духонин был убит, но корниловцы ушли на Дон).

В сентябре 1917-го года Керенский, будто забыв про Учредительное собрание, вручил «судьбу России» неожиданному явлению — Демократическому совещанию (большевики там были представлены единицами, 5 октября Сталин увел фракцию большевиков из этого Совещания), совещание избрало странный орган — Совет Республики или Предпарламент — почти 6 сотен человек с чисто совещательными функциями при новом правительстве.

Контр-корниловский заговор русских генералов продолжился действенно. Известно, что в начале сентября 1917-го года группа генералов — Самойло (будущий кавалер 2 орденов Ленина и 4 орденов Красного Знамени), Петин, другие (все — из разведки Генштаба) составили секретный план действий во благо России: немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, немедленная демобилизация вконец разложенной армии (6 миллионов солдат на фронте, 4 миллиона солдат в тылу, 2 миллиона дезертиров), выставление против германских и австрийских войск «завесы» — 10 корпусов, 300 тысяч штыков, наполовину — офицерского состава, чтобы под прикрытием этой «завесы» не позднее ноября 1917-го года начать формирование новой, Социалистической армии.
Видимо, Ленин, сидючи в Финляндии, кое-что знал от Сталина об этих приготовлениях. Когда в сентябре Керенский собрал в Александрийском театре Демократическое совещание, то Ленин из Гельсингфорса яростно требовал от Сталина немедленно арестовать это Совещание — и взять власть.

В 1924-м году Сталин с большой иронией вспоминал этот эпизод. Вместо имени Ленина он говорил — «некоторые товарищи требовали от нас», и далее: «вот пример людей, которые ничего не понимают в деле взятия власти».

Генералы-антикорниловцы хорошо понимали, что власть генералов в России вызовет только народную ненависть. Нужно было найти достойное учреждение, чтобы вручить ему власть.
Таким учреждением мог стать 2-й Всероссийский съезд Советов. И в сентябре, через аппарат партии большевиков, началась ажитация за спешный созыв въезда Советов. ВЦИК Советов (который сидел уже в Смольном) колюче противился этому делу. Но искусственно подогретые «требования снизу» сделали своё: созыв съезда был назначен на 20 октября 1917-го года.
В любом заговоре настаёт момент, когда круг посвященных резко расширяется, и информация начинает утекать. В начале октября весь Петербург знал, что 20 октября большевики будут брать власть.

(Заметим, что ещё в сентябре заводской ремонт крейсера «Аврора», по приказанию свыше, был резко ускорен, и готовность крейсера к выходу была назначена на 20 октября.)

Все крупные газеты в Петрограде с 14 октября завели каждодневную рубрику «К выступлению большевиков»...
Вы помните паническую записку Ленина 24 октября 17-го года? «Теперь все висит на волоске», «Нельзя ждать!!! Можно потерять всё!!!»

Далее у Ленина две совершенно загадочные фразы: «Кто должен взять власть? Это сейчас неважно: пусть её возьмёт Военно-революционный комитет или „другое учреждение“... Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Ленин напуган «удалением Верховского», об этом Ленин пишет в записке дважды. Кто такой Верховский? Почему — «неважно, кто возьмет власть»? О каком «другом учреждении» говорит Ленин?
Генерал-майор А. И. Верховский был военным министром и одной из главных фигур в заговоре против Временного правительства. 20 октября Верховский в ультимативном докладе правительству потребовал немедленного заключения перемирия с Германией и Австро-Венгрией и демобилизации вконец разложенной армии. 24 октября Ленин узнал, что Верховский уволен в отставку.

Ленин зря тревожился, военным министром стал заместитель Верховского генерал-аншеф А. А. Маниковский, который тоже был в заговоре (в 1918-м году Маниковский стал начальником Академии Красной Армии, его ученики в войне против Гитлера воевали уже генералами и маршалами. Когда Маниковский умер, в 1922-м году Академию РККА возглавил Верховский).

В заговоре Октябрьского переворота был и главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-аншеф В. А. Черемисов. Ещё в сентябре 17-го года Черемисов увёл подальше от Петрограда единственную опору Временного правительства — Конный корпус генерала Краснова. Черемисов растащил сотни и батареи корпуса по разным городам и селениям от Витебска и Ревеля до Новгорода и Старой Руссы. Корпус как боевая единица перестал существовать (генерал Краснов позднее писал, что это было «планомерной подготовкой к 25 октября»).

25 октября Керенский кинулся во Псков к Черемисову требовать войск для подавления Петрограда. Керенский назначил Краснова командующим армией и приказал идти на Петроград. Черемисов, будто в насмешку, дал Краснову 9 неполных сотен — 690 казаков, и 18 орудий. С этой «армией» Краснов 27 октября выступил на штурм Петрограда.

В тот же день, 27 октября, генерал Черемисов прислал в Петроград для охраны Смольного сводный полк латышских стрелков из 12-й армии — 10 тысяч отменных бойцов, которые ни слова не знали по-русски и были готовы убивать всех, на кого укажут латыши-офицеры.

«Поход» Краснова позорно захлебнулся. 30 октября казаки бросили генерала Краснова, ибо большевики объявили на фронте мир. Генерал Черемисов, по некоторым источникам, служил затем в Красной Армии и в 1919-м году громил армию Юденича на подступах к Петрограду.

В заговоре был и подчинённый Черемисову командир развёрнутого в Финляндии 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант Р. Ф. Вальтер. Когда 29 октября 1917-го года в Петрограде начался мятеж юнкеров, генерал Вальтер тотчас прислал по железной дороге крепкие, не затронутые фронтовым разложением пехотные части с артиллерией. Четыре юнкерских училища были расстреляны из пушек, мятеж был подавлен. Одна из частей генерала Вальтера — 428-й Лодейнопольский полк, с артиллерией, под командованием полковника Потапова был отправлен в Москву на подавление тамошнего мятежа юнкеров.

Керенский пишет в мемуарах, что генералы нарочно позволили большевикам свергнуть Временное правительство, чтобы потом прихлопнуть большевиков. Западные историки согласны с Керенским.

На деле все было иначе. Речь должно вести о противостоянии патриотов и «иностранцев».

В начале марта 1917-го года государь, извещённый, что заговорщики намерены убить его самого, его жену и детей, подписал отречение в пользу младшего брата, великого князя Михаила. Михаил, растерявшийся, под нажимом и под угрозами «думцев», подписал отречение в пользу Учредительного собрания — которое решит, будет ли Россия монархией с царём Михаилом, или будет в России республика.

Временный комитет Думы по спискам, заготовленным ещё с 1915-го года, создал Временное правительство, с единственной его задачей — в течение месяца или двух провести выборы и созвать Учредительное собрание. Совет рабочих и солдатских депутатов с почтением признал верховную власть масонского правительства.

В том же марте началось разложение армии через провокационный «Приказ № 1» — «некие силы» уводили армию из-под власти дисциплины и подчинения старым начальникам. На фронте и в тылу отменялись подчинение и чинопочитание, учреждались солдатские комитеты, которые отныне решали, исполнять приказы командиров или нет. Результат превзошёл ожидания, солдаты поняли дело так, что «революционная свобода» — свобода выбора, свобода не воевать (в июле, после ужасного провала наступления, командующий фронтом генерал Деникин гневно выговаривал военному министру Керенскому: «не большевики разложили армию, а — вы, ваше правительство»).

В апреле правительство, вместо того чтобы созывать Учредительное собрание, заявило («нота Милюкова»), что будет продолжать войну по обязательствам царизма. Возмущенные полки Петрограда вышли из казарм с оружием и окружили Мариинский дворец, где (как и при царе) заседали министры.

Генерал Корнилов, командующий войсками Петроградского военного округа, вывел артиллерию, чтобы расстрелять мятежные полки. Политики испуганно заявили, что это — начало гражданской войны. Совет рекомендовал Корнилову убрать пушки. Корнилов подчинился, но подал в отставку. «Министры-капиталисты» тоже ушли в отставку. Составилось новое Временное правительство, с участием социалистов, которое решило — войну продолжать.

Сталин приехал в Петроград из Сибири 12 марта, отобрал у Молотова руководство газетой «Правда» и заявил два своих главных тезиса: вся власть в России должна принадлежать Советам, а войско должно быть первейшим союзником пролетариата (12 миллионов людей в шинелях, с винтовками и пушками, обученные стрелять — страшная сила).

Ленин приехал из Швейцарии (с десятками товарищей-«вождей»") 3 апреля. В прежние годы Ленин и Сталин сильно враждовали (конфликт между «бакинской группой» Фиолетова — Сталина и «парижскими господами» — Лениным и прочими. Имелись подозрения, что именно Ленин устроил арест Сталина в 1913-м году и отказал в организации побега Сталина из заполярной ссылки).

Сталин категорически не принял тезисы Ленина (которые позднее были названы «апрельскими»). Петроградское бюро партии большевиков почти единогласно проголосовало против этих тезисов.
Плеханов, старейший с.-д., в печати назвал эти тезисы «бредом». В большинстве своём с.-д. заключили, что Ленин окончательно порвал с марксизмом и сделался «бланкистом» и «бакунинцем».

Известно, что Сталин и Ленин несколько часов говорили с глазу на глаз. После этого разговора Сталин стал в партии первым после Ленина.

В ЦК большевиков было создано Военное бюро, которое возглавили Сталин и Дзержинский.

Уже в мае разумные люди видели, что России не нужно воевать. Революция привела к разрухе. Фабрики закрывались повсюду — из-за нехватки сырья. В городах начинался голод, продовольствия по карточкам давали мало или не давали вовсе, а на рынке за время войны цены выросли в 13 раз. Производство военной продукции упало в три раза. Армия, разложенная «Приказом № 1» и декретами Временного правительства, стихийно не желала воевать. Армия уверилась, что «свобода» — это свобода бесчинств, дезертирства, преступлений. Каждый день войны стоил 56 миллионов рублей, а дефицит годового бюджета составлял 40 миллиардов. России был нужен мир.

Германия, измученная войной, с осени 1916-го года по различным каналам искала возможности заключить перемирие с Россией (положение Германии ухудшилось тем, что в апреле 1917-го года США объявили Германии войну и начали отправку в Европу 1 миллиона солдат).

В июне 1917-го года в Петрограде собрался 1-й Всероссийский съезд Советов (большевики имели на съезде десятую часть мандатов). В дни съезда большевики наметили на 10 и 11 июня вооружённое выступление с целью свалить правительство князя Львова (по сценарию «апрельских дней»), взять власть и заключить мир — чтобы немедленным заключением мира призвать массы на сторону большевиков. Руководили подготовкой выступления Сталин, Дзержинский, Стасова. Каменев и Зиновьев были против взятия власти, Ленин предпочёл выжидать.
Возмущение съезда Советов было бешеным. Министр Церетели, с.-д. меньшевик, заявил, что «через ворота большевиков войдёт генеральская контрреволюция» (Церетели уже в июне почему-то увязывал большевиков с генералами). Съезд запретил большевикам демонстрацию. 9 июня всем казалось, что дело большевиков — кончено. Ленин почёл за лучшее скрыться, с 10 июня партией руководил Сталин.

18 июня правительство и военный министр Керенский, по требованию Франции и Англии, начали громадное наступление русских армий, которое в июле закончилось катастрофой.

Керенский позднее путано напишет, что он не имел своей воли и был управляем из-за рубежа. Берберова, автор знаменитого исследования о масонах, говорила: «они дали масонскую клятву, которая по уставу превышает все остальные клятвы, даже клятву Родине, они дали клятву никогда не бросать Францию, и потому Керенский не заключил мира».

«Июльские дни» в Петрограде — стечение чудовищных провокаций.

3 июля ЦК большевиков под руководством Сталина постановил: ни под каким видом не ввязываться в демонстрации анархистов. Но вечером 3 июля Зиновьев, Луначарский и «независимый с.-д.» Троцкий дали команду Раскольникову в Кронштадт, чтобы кронштадтский Совет прислал наутро 20 тысяч вооружённых матросов.

Многие в июле 17-го года говорили, что за всей этой нарочитой неразберихой стояли некие «тёмные силы». Вероятно, так оно и было. В ночь на 5 июля в Петрограде были написаны два примечательных документа. Один — секретный меморандум британского посла Бьюкенена Временному правительству. Бьюкенен разговаривал с чужим правительством, как барин с лакеем, и указывал чужому правительству, что и как нужно делать далее.

Другой документ — обращение Сталина к рабочим и солдатам Петрограда. Удивительно, но Сталин как будто читал меморандум Бьюкенена. В обращении Сталин писал, что теперь перед Россией два пути — или Россия станет колонией Англии, Америки, Франции, или Советы возьмут власть, заключат мир и Россия будет независимой державой.

Вечером 4 июля Петроград был объявлен на военном положении, 5 июля в город стали прибывать эшелоны с войсками Северного фронта — казачьи полки, артиллерия, броневики. Мосты были разведены. Город опустел — только пугающее передвижение войск. «Тёмные силы» хотели в Петрограде крови, и большой крови. Утренняя пресса начала кампанию на тему «большевики — германские шпионы», в прессу были вброшены документы, собранные контрразведкой военного округа.

В «Энциклопедии военной разведки России» (М., 2004) сообщается, что начальник Разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенант Н. М. Потапов с июля 1917-го года сотрудничал с большевиками (значит — документы имеются, и когда они будут рассекречены, наши учебники преобразятся).

Нужно, думать, что контакты генерала Потапова со Сталиным начались гораздо ранее. 1 июля 17-го года контрразведка Петроградского военного округа выписала — по делу «немецких денег» — ордера на арест 28 виднейших большевиков начиная с Ленина. Примечательно, что в этом списке не было Сталина, Дзержинского, Стасовой, — «кто-то» вывел всю «группу Сталина» из-под удара.

После «июльских дней» Сталин был в Петрограде легальным политиком и общим миротворцем. Как представитель ВЦИК Советов он 5 и 6 июля вёл переговоры с правительством, с командованием штаба военного округа, с восставшими — и добился, чтобы каратели не спешили и чтобы восставшие сдались. Кровопролития удалось избежать.

Мне видится, что генерал Потапов и Сталин явились реальными руководителями Октябрьского переворота (после Октября генерал Потапов стал начальником разведки Штаба Красной Армии).
Уже в июле 1917-го года говорили, что «звезда Корнилова» взошла по воле английского посла Бьюкенена. В ходе провального наступления и катастрофы Корнилов стремительно рос в чинах — из генерал-майора, командующего армией, он в две недели стал генерал-лейтенантом, главнокомандующим фронтом, а затем генерал-аншефом и Верховным Главнокомандующим.
В августе Корнилов был чрезвычайно уверен в себе — видимо, ему твёрдо пообещали, что он станет Диктатором.

Сталин в газете «Рабочий путь» иронически называл генерала «сэр Корнилов» и писал об английских разведчиках в ставке Корнилова (видимо, Сталин получал сведения из надёжных источников).

Кроме английской разведки, Корнилова усердно и практически поддерживали два крупнейших масона — бывший военный министр Гучков и действующий военный министр Савинков.

Важно заметить, что в армии генерала Крымова, которую Корнилов двинул на Петроград, не было уроженцев русских губерний — только донские казаки и кавказцы. В бронемашинах сидели английские офицеры.

Корнилов был слабый военачальник, когда ещё командовал дивизиями (генералы в мемуарах подтверждают это).

План Корнилова был — Кавказская Туземная дивизия разворачивается в корпус, а затем вместе с Конным корпусом генерала Краснова разворачивается в Отдельную Петроградскую армию — и всё это на ходу, в эшелонах, в наступлении. Такой план несерьёзен.

О заговоре Корнилова написано много, но гораздо интересней заговор других генералов — против своего Верховного Главнокомандующего Корнилова и против своего военного министра. К примеру, командующий Московским военным округом полковник Верховский в «корниловские дни» нейтрализовал у себя в округе всех прокорниловски настроенных офицеров и выделил пять полков для удара по Могилёву — ставке Корнилова (в декабре 1917-го года генерал Верховский мобилизовал дивизии Московского и Казанского военных округов — и в начале 1918-го года вышиб корниловцев и калединцев с Дона).

Наступление Корнилова на Петроград погубили два генерала — главнокомандующий Северным фронтом генерал-аншеф В. Н. Клембовский и его начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор М. Д. Бонч-Бруевич. Они растащили сотню эшелонов армии генерала Крымова от Пскова по 8 железным дорогам и бросили эти эшелоны без паровозов в глухих лесах — без продовольствия и фуража (позднее Клембовский и Бонч-Бруевич служили в высоких чинах в Красной Армии).

Если взглянуть, кто из русских генералов воевал и служил в Красной Армии, список будет велик. Первым должно назвать национального героя, гордость России, генерала от кавалерии, императорского генерал-адъютанта А. А. Брусилова, он вступил в Красную Армию в возрасте 66 лет и был инспектором кавалерии РККА.

Царский военный министр, член Государственного совета генерал от инфантерии А. А. Поливанов. Царский морской министр, императорский генерал-адъютант адмирал И. К. Григорович, великое имя, создатель Морского Генерального Штаба, автор Большой и Малой судостроительных программ возрождения русского флота, автор Минно-артиллерийской позиции в Финском заливе — преподавал в Академии РККФ.

Профессорами в Академии РККА были генерал-аншефы Данилов, Гутор, Зайончковский, в Красной Армии служили генерал-аншефы Шейдеман, Черемисов, Цуриков, Клембовский, Белькович, Балуев, Баланин, Шуваев, другой Данилов, Лечицкий, вице-адмирал Максимов, генерал-лейтенанты Соковнин, Огородников, Надежный, Искрицкий.

В Красной Армии генерал-лейтенант Селивачев командовал Южным фронтом и громил Деникина, генерал-майор Гиттис командовал армиями, Южным, Западным, Кавказским фронтами, генерал-лейтенант Д. Н. Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Петин командовал Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло командовал Северным фронтом (где разгромил своего давнего приятеля и сослуживца по Генштабу генерала Миллера), а затем Восточным фронтом...

Морскими силами Республики Советов командовали (последовательно) контр-адмиралы. М. В. Иванов, В. М. Альтфатер, капитан 1 ранга Е. А. Беренс, контр-адмирал А. В. Немитц. Балтийским флотом после Октября командовали вице-адмирал А. А. Развозов, контр-адмирал С. В. Зарубаев, контр-адмирал А. П. Зелёной, капитан 1 ранга А. М. Щастный. Капитан 1 ранга Б. Б. Жерве стал начальником Академии РККФ.

Полковник Генерального Штаба П. П. Лебедев стал начальником Штаба Красной Армии, полковник И. И. Вацетис стал Главнокомандующим Вооружёнными Силами Республики Советов, полковник Генерального штаба Б. М. Шапошников в Гражданскую войну был начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА, — с мая 1937-го года начальник Генштаба РККА, затем — Маршал Советского Союза, в войну — заместитель Сталина в наркомате обороны, автор нашей победы под Сталинградом...

В конце июля 1917-го года Керенский создал своё правительство из «капиталистов» и социалистов (все они были «братья» в ложе) и стал премьер-министром — означилось противостояние Керенского и Корнилова (которое позволительно трактовать как противостояние парижской ложи «Великий Восток» и английской разведки). В июле Керенский поклялся, что Учредительное собрание соберётся в сентябре.

В те дни произошли значительные географические перемещения, которые сделали наименования «Зимний» и «Смольный» — символами Истории.

Керенский уже задумал учреждение Предпарламента — и чтобы освободить для заседаний Предпарламента Мариинский дворец, перевёл заседания своего правительства в Зимний дворец, в Малахитовый зал. В это же время Таврический дворец (загаженный Советами до гнусности) — закрыли на ремонт, чтобы придать ему достойный вид к приёму членов будущего Учредительного собрания, преемника Государственной Думы.

ВЦИК Советов и Петросовет нашли для себя поблизости большое здание с актовым залом — Смольный институт.

Историки не могут разобрать, до какой степени Корнилов был в сговоре с Керенским, когда в июле и августе 1917-го года сознательно сдавал немцам Прибалтику — сначала неприступный Икскюльский укрепрайон, затем Ригу. Тогда же, в августе, Сталин писал в «Рабочем пути», что следующим шагом Керенского и Корнилова будет сдача немцам Петрограда.

За вооружённый мятеж и попытку низвергнуть «законное» правительство генерал-аншеф Корнилов и более двадцати генералов-корниловцев были арестованы правительством Керенского. Правительство Керенского развалилось, и 1 сентября 17-го года Керенский создал новое правительство (4-е Временное правительство за полгода), Керенский вновь стал премьер-министром и объявил себя Верховным Главнокомандующим. В тот же день, 1 сентября Керенский внезапно, не дожидаясь Учредительного собрания, объявил Россию — Республикой. Выборы в Учредительное собрание были отодвинуты на ноябрь. 5 сентября Керенский велел готовить государственные учреждения Петрограда к эвакуации. 5 октября он объявил о переезде правительства в Москву (в те дни был вывезен из Петрограда в Казань весь золотой запас России, более 1 тысячи тонн золота,  что имело тяжелейшие последствия для грядущей России. В 1918-м году золото было захвачено чехами, небольшую его часть Колчак сумел вывезти через Владивосток в Лондон, а остальное русское золото исчезло бесследно).

Корниловский заговор воспрял в ноябре 1917-го года. Начальник Ставки Верховного Главнокомандующего генерал Духонин категорически отказался исполнять приказ Временного правительства Ленина о заключении перемирия с Германией. Духонин освободил арестованных генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Маркова и прочих — будущих героев «Белого дела». В Могилёв мгновенно выслали из Петрограда спецгруппу, Духонин был убит, но корниловцы ушли на Дон).

В сентябре 1917-го года Керенский, будто забыв про Учредительное собрание, вручил «судьбу России» неожиданному явлению — Демократическому совещанию (большевики там были представлены единицами, 5 октября Сталин увел фракцию большевиков из этого Совещания), совещание избрало странный орган — Совет Республики или Предпарламент — почти 6 сотен человек с чисто совещательными функциями при новом правительстве.

Контр-корниловский заговор русских генералов продолжился действенно. Известно, что в начале сентября 1917-го года группа генералов — Самойло (будущий кавалер 2 орденов Ленина и 4 орденов Красного Знамени), Петин, другие (все — из разведки Генштаба) составили секретный план действий во благо России: немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, немедленная демобилизация вконец разложенной армии (6 миллионов солдат на фронте, 4 миллиона солдат в тылу, 2 миллиона дезертиров), выставление против германских и австрийских войск «завесы» — 10 корпусов, 300 тысяч штыков, наполовину — офицерского состава, чтобы под прикрытием этой «завесы» не позднее ноября 1917-го года начать формирование новой, Социалистической армии.
Видимо, Ленин, сидючи в Финляндии, кое-что знал от Сталина об этих приготовлениях. Когда в сентябре Керенский собрал в Александрийском театре Демократическое совещание, то Ленин из Гельсингфорса яростно требовал от Сталина немедленно арестовать это Совещание — и взять власть.

В 1924-м году Сталин с большой иронией вспоминал этот эпизод. Вместо имени Ленина он говорил — «некоторые товарищи требовали от нас», и далее: «вот пример людей, которые ничего не понимают в деле взятия власти».

Генералы-антикорниловцы хорошо понимали, что власть генералов в России вызовет только народную ненависть. Нужно было найти достойное учреждение, чтобы вручить ему власть.
Таким учреждением мог стать 2-й Всероссийский съезд Советов. И в сентябре, через аппарат партии большевиков, началась ажитация за спешный созыв въезда Советов. ВЦИК Советов (который сидел уже в Смольном) колюче противился этому делу. Но искусственно подогретые «требования снизу» сделали своё: созыв съезда был назначен на 20 октября 1917-го года.
В любом заговоре настаёт момент, когда круг посвященных резко расширяется, и информация начинает утекать. В начале октября весь Петербург знал, что 20 октября большевики будут брать власть.

(Заметим, что ещё в сентябре заводской ремонт крейсера «Аврора», по приказанию свыше, был резко ускорен, и готовность крейсера к выходу была назначена на 20 октября.)

Все крупные газеты в Петрограде с 14 октября завели каждодневную рубрику «К выступлению большевиков»...

Список генералов Русской императорской армии на службе в РККА


Полные генералы

Генералы от инфантерии

1. Баланин, Дмитрий Васильевич (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
2. Балуев, Пётр Семенович (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
3. Белькович, Леонид Николаевич, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
4. Васильев, Фёдор Николаевич (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
5. Войшин-Мурдас-Жилинский, Ипполит Паулинович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
6. Воронов, Николай Михайлович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
7. Данилов, Николай Александрович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
8. Долгов, Дмитрий Александрович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
9. Зайончковский, Андрей Медардович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
10. Клембовский, Владислав Наполеонович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
11. Михневич, Николай Петрович, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
12. Олохов, Владимир Аполлонович (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
13. Поливанов, Алексей Андреевич (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
14. Усаковский, Евгений Евгениевич (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
15. Шуваев, Дмитрий Савельевич, (окончил Николаевскую академию Генерального штаба), добровольно вступил в РККА;
16. Лечицкий, Платон Алексеевич;


Генералы от кавалерии

17. Литвинов, Александр Иванович (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
18. Цуриков, Афанасий Андреевич (окончил Николаевскую академию Генерального штаба);
19. Брусилов, Алексей Алексеевич
Генерал-адъютант

Генералы от артиллерии

20. Маниковский, Алексей Алексеевич (окончил Михайловскую артиллерийскую академию);
21. Кузьмин-Караваев, Дмитрий Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
22. Мехмандаров, Самед-бек Садых-бек оглы, служил в национальной армии Азербайджана, потом в РККА;


Инженер-генерал

23. Величко, Константин Иванович (окончил Николаевскую инженерную академию);

Генерал-лейтенанты


Генерального штаба генерал-лейтенанты

24. Апухтин, Александр Николаевич;
25. Баиов, Константин Константинович, добровольно вступил в РККА;
26. Балтийский, Александр Алексеевич (Андреев), добровольно вступил в РККА;
27. Братанов, Василий Николаевич;
28. Бутович, Василий Васильевич;
29. Витковский, Василий Васильевич, добровольно вступил в РККА;
30. Геништа, Николай Иванович;
31. Глинский, Николай Сергеевич;
32. Гутор, Алексей Евгеньевич, добровольно вступил в РККА;
33. Дистерло, Николай Александрович, добровольно вступил в РККА;
34. Добрышин, Александр Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
35. Добрышин, Филипп Николаевич, добровольно вступил в РККА;
36. Егорьев, Владимир Николаевич, добровольно вступил в РККА;
37. Захаров, Пётр Матвеевич;
38. Искрицкий, Евгений Андреевич, добровольно вступил в РККА;
39. Истомин, Николай Михайлович;
40. Каньшин, Пётр Павлович;
41. Карпов, Владимир Кириллович;
42. Козловский, Степан Станиславович, добровольно вступил в РККА;
43. Корольков, Георгий Карпович, добровольно вступил в РККА;
44. Корульский, Александр Николаевич, добровольно вступил в РККА;
45. Лео, Николай Николаевич, добровольно вступил в РККА;
46. Любомиров, Павел Петрович, добровольно вступил в РККА;
47. Максимов, Николай Сергеевич;
48. Надёжный, Дмитрий Николаевич, добровольно вступил в РККА;
49. Нестеровский, Александр Иванович, добровольно вступил в РККА;
50. Новиков Александр Васильевич, добровольно вступил в РККА;
51. Новицкий, Василий Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
52. Огородников, Фёдор Евлампиевич, добровольно вступил в РККА;
53. Парский, Дмитрий Павлович, добровольно вступил в РККА;
54. Петрович, Сергей Георгиевич;
55. Подгурский, Фёдор Александрович, добровольно вступил в РККА;
56. Потапов, Николай Михайлович, добровольно вступил в РККА;
57. Родкевич, Николай Александрович;
58. Свяцкий, Владимир Николаевич, добровольно вступил в РККА;
59. Селивачёв, Владимир Иванович;
60. Сиверс, Николай Николаевич, добровольно вступил в РККА;
61. Снесарев, Андрей Евгеньевич, добровольно вступил в РККА;
62. Сухомлин, Семён Андреевич, добровольно вступил в РККА;
63. Таубе, Александр Александрович, добровольно вступил в РККА;
64. Телешов, Михаил Николаевич;
65. Тюлин, Михаил Степанович;
66. Фрейман, Александр Константинович, добровольно вступил в РККА;
67. Хамин, Николай Александрович, добровольно вступил в РККА;
68. Цихович, Януарий Казимирович, добровольно вступил в РККА;
69. Черкасов, Пётр Владимирович, добровольно вступил в РККА;
70. Шейдеман, Георгий Михайлович (Юрий);
71. Шейдеман, Сергей Михайлович, добровольно вступил в РККА;
72. Шульце, Николай Карлович;
73. Щёткин, Николай Осипович;


Генерал-лейтенанты, окончившие Михайловскую артиллерийскую академию

74. Вахарловский, Всеволод Николаевич;
75. Забудский, Григорий Александрович;
76. Ипатьев, Владимир Николаевич;
77. Позоев, Леон Аветикович (Позоян);
78. Тихонравов, Константин Иванович;
79. Шульга, Николай Васильевич;
80. Якубинский, Пётр Васильевич;


Генерал-лейтенанты, окончившие Николаевскую инженерную академию

81. Зубарев, Фёдор Иванович;
82. Кирпичёв, Нил Львович;

83. Петин, Николай Николаевичгенерал-квартирмейстер Юго-Западного фронтадобровольно вступил в РККА;

Генерал-лейтенант, окончивший Александровскую военно-юридическую академию

84. Корейво, Витольд-Чеслав Симфорианович;

Генерал-лейтенанты старой армии

85. Багратион, Дмитрий Петрович;
86. Ватаци, Владимир Александрович;
87. Востросаблин, Александр Павлович;
88. Мокасей-Шибинский, Григорий Григорьевич;
89. Химец, Василий Александрович;
90. Челюсткин, Николай Михайлович;
91. Чернавин, Всеволод Владимирович, добровольно вступил в РККА;
92. Шихлинский, Али-Ага Исмаил-Ага оглы, служил в национальной армии Азербайджана, потом в РККА;


Генерал-майоры


Генерального штаба генерал-майоры

93. Адабаш, Михаил Алексеевич;
94. Акимов, Михаил Васильевич;
95. Александров А.К.;
96. Александров, Леонид Капитонович, добровольно вступил в РККА;
97. Алексеев, Михаил Павлович;
98. Алексеев, Яков Иванович, добровольно вступил в РККА;
99. Андронников, Александр Семёнович;
100. Анисимов Александр Иванович, добровольно вступил в РККА;
101. Артамонов, Николай Николаевич, служил в белых и национальных армиях;
102. Аузан, Андрей Иванович, добровольно вступил в РККА;
103. Афанасьев, Владимир Александрович, добровольно вступил в РККА;
104. Ахвердов, Иван Васильевич (Ахвердян), служил в белых и национальных армиях;
105. Барановский, Владимир Львович, добровольно вступил в РККА;
106. Бармин, Иван Александрович, добровольно вступил в РККА;
107. Барсуков, Евгений Захарович;
108. Безруков, Алексей Герасимович;
109. Белолипецкий, Валериан Ерофеевич;
110. Беляев, Александр Иванович, добровольно вступил в РККА;
111. Беляев, Николай Семёнович, добровольно вступил в РККА;
112. Боин, Матвей Илларионович;
113. Бонч-Бруевич, Михаил Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
114. Бородин, Матвей Илларионович;
115. Буймистров, Владимир Иванович, добровольно вступил в РККА;
116. Бурский, Павел Дмитриевич;
117. Васильев Михаил Николаевич;
118. Васильев, Николай Петрович;
119. Верховский, Александр Иванович;
120. Верховский, Сергей Иванович;
121. Вихирев, Александр Александрович, служил в белых и национальных армиях;
122. Волков, Сергей Матвеевич, добровольно вступил в РККА;
123. Габаев, Александр Георгиевич (Габашвили);
124. Гамченко, Евгений Спиридонович, служил в белых и национальных армиях;
125. Гатовский Владимир Николаевич, добровольно вступил в РККА;
126. Гегстрем, Евгений-Александр Элисович, добровольно вступил в РККА;
127. Герарди, Андрей Андреевич;
128. Головинский, Алексей Васильевич;
129. Гришинский, Алексей Самойлович, добровольно вступил в РККА;
130. Грудзинский, Михаил Цезаревич, добровольно вступил в РККА;
131. Гутор, Александр Евгеньевич;
132. Давыдов, Антоний Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
133. Дубинин, Роман Иванович, добровольно вступил в РККА;
134. Дягилев, Валентин Павлович, добровольно вступил в РККА;
135. Евреинов, Константин Леонидович, добровольно вступил в РККА;
136. Елизаров, Николай Степанович, добровольно вступил в РККА;
137. Жданко, Никодим Никодимович;
138. Жданов, Николай Александрович, добровольно вступил в РККА;
139. Жданов, Николай Николаевич, добровольно вступил в РККА;
140. Желенин, Макарий Александрович;
141. Заболотный, Аркадий Моисеевич;
142. Загю, Михаил Михайлович, добровольно вступил в РККА;
143. Зайченко, Захарий Иванович, добровольно вступил в РККА;
144. Иванов, Владимир Степанович;
145. Игнатьев, Алексей Алексеевич, добровольно вступил в РККА;
146. Изместьев, Пётр Иванович, добровольно вступил в РККА;
147. Иозефович, Феликс Доминикович, добровольно вступил в РККА;
148. Исаев, Иван Константинович;
149. Кабалов, Александр Иванович, добровольно вступил в РККА;
150. Кадомский, Дмитрий Петрович, добровольно вступил в РККА;
151. Кадошников, Андрей Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
152. Каменский, Михаил Павлович, добровольно вступил в РККА;
153. Каменский, Сергей Николаевич, добровольно вступил в РККА;
154. Каратов-Караулов, Николай Александрович;
155. Карликов, Вячеслав Александрович, служил в белых и национальных армиях;
156. Кедрин, Владимир Иванович, служил в белых и национальных армиях;
157. Климович, Антон Карлович, добровольно вступил в РККА;
158. Кольшмидт, Виктор Брунович, добровольно вступил в РККА;
159. Корсун, Николай Георгиевич, добровольно вступил в РККА;
160. Костяев, Фёдор Васильевич, добровольно вступил в РККА;
161. Косяков, Виктор Антонович, добровольно вступил в РККА;
162. Кралоткнн, Дмитрий Алексеевич;
163. Крюгер, Александр Иванович, добровольно вступил в РККА;
164. Кусонский, Павел Михайлович, добровольно вступил в РККА;
165. Ладыженский, Гавриил Михайлович, добровольно вступил в РККА;
166. Лазарев, Борис Петрович, служил в белых и национальных армиях;
167. Лебедев, Дмитрий Капитонович, добровольно вступил в РККА;
168. Лебедев, Михаил Васильевич;
169. Лебедев, Павел Павлович, добровольно вступил в РККА;
170. Левитский, Вячеслав Иванович;
171. Ливадин, Георгий Владимирович;
172. Ливенцев, Николай Денисович, добровольно вступил в РККА;
173. Лигнау, Александр Георгиевич, служил в белых и национальных армиях;
174. Лукирский, Сергей Георгиевич, добровольно вступил в РККА;
175. Майдель, Владимир Николаевич, добровольно вступил в РККА;
176. Майдель, Игнатий Николаевич, добровольно вступил в РККА;
177. Максимовский, Николай Николаевич, добровольно вступил в РККА;
178. Мартынов, Евгений Иванович, добровольно вступил в РККА;
179. Мартынов, Константин Акимович, добровольно вступил в РККА;
180. Матьянов, Михаил Иванович;
181. Махров, Николай Семёнович, добровольно вступил в РККА;
182. Медер, Александр Арнольдович;
183. Мельников, Дмитрий Антонович, добровольно вступил в РККА;
184. Меницкий, Иосиф Болеславович-Иванович, добровольно вступил в РККА;
185. Меньчуков, Евгений Александрович;
186. Михайлов, Виктор Иванович, добровольно вступил в РККА;
187. Михеев, Виктор Степанович, добровольно вступил в РККА;
188. Михеев, Сергей Петрович, добровольно вступил в РККА;
189. Монфор, Евгений Орестович (де Монфор), добровольно вступил в РККА;
190. Мочульский, Александр Михайлович, добровольно вступил в РККА;
191. Муратов, Владимир Павлович, добровольно вступил в РККА;
192. Муханов, Александр Владимирович, добровольно вступил в РККА;
193. Мыслицкнй, Николай Григорьевич, добровольно вступил в РККА;
194. Мясников, Василий Емельянович, служил в белых и национальных армиях;
195. Незнамов, Александр Александрович, добровольно вступил в РККА;
196. Никулин, Иван Андреевич, добровольно вступил в РККА;
197. Новаков, Евгений Иванович, добровольно вступил в РККА;
198. Новицкий, Фёдор Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
199. Оболешев, Николай Николаевич, добровольно вступил в РККА;
200. Одинцов, Сергей Иванович, добровольно вступил в РККА;
201. Ольдерогге, Владимир Александрович, добровольно вступил в РККА;
202. Павлов, Никифор Дамианович, служил в белых и национальных армиях;
203. Панфилов, Пётр Петрович;
204. Певнев, Александр Леонтьевич, добровольно вступил в РККА;
205. Пестриков, Николай Сергеевич;
206. Петерс, Владимир Николаевич (Камнев), добровольно вступил в РККА;
207. Петерсон, Вольдемар-Александр Карлович, добровольно вступил в РККА;
208. Плющевский-Плющик, Григорий Александрович, добровольно вступил в РККА;
209. Пневский, Николай Вячеславович, добровольно вступил в РККА;
210. Попов, Василий Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
211. Попов, Виктор Лукич, служил в белых и национальных армиях;
212. Попов, Николай Иванович, добровольно вступил в РККА;
213. Путята, Григорий Васильевич;
214. Радус-Зенкович, Лев Аполлонович, добровольно вступил в РККА;
215. Раттэль, Николай Иосифович, добровольно вступил в РККА;
216. Ремезов, Александр Кондратьевич, добровольно вступил в РККА;
217. Рыбаков, Иван Иванович;
218. Рыльский, Константин Иосифович, добровольно вступил в РККА;
219. Савченко, Сергей Николаевич, добровольно вступил в РККА;
220. Савченко-Маценко, Лев Иванович, добровольно вступил в РККА;
221. Самойло, Александр Александрович, добровольно вступил в РККА;
222. Сапожников, Николай Павлович, добровольно вступил в РККА;
223. Саттеруп, Дмитрий Вадимович (Владимирович), добровольно вступил в РККА;
224. Свалов, Павел Николаевич;
225. Свечин, Александр Андреевич, добровольно вступил в РККА;
226. Сегеркранц, Сергей Карлович, добровольно вступил в РККА;
227. Седачев, Владимир Константинович, добровольно вступил в РККА;
228. Селиверстов, Иван Иванович, добровольно вступил в РККА;
229. Сельский, Вячеслав Александрович;
230. Семёнов, Николай Григорьевич, добровольно вступил в РККА;
231. Сергиевский, Дмитрий Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
232. Серебренников, Иван Константинович;
233. Серебрянников, Владимир Григорьевич, добровольно вступил в РККА;
234. Сиверс, Яков Яковлевич;
235. Сокиро-Яхонтов, Виктор Николаевич (Дмитрий), служил в белых и национальных армиях;
236. Соковнин, Всеволод Алексеевич, добровольно вступил в РККА;
237. Соковнин, Михаил Алексеевич, добровольно вступил в РККА;
238. Солнышкин, Михаил Ефимович, добровольно вступил в РККА;
239. Стааль, Герман Фердинандович, служил в белых и национальных армиях;
240. Стаев, Павел Степанович, добровольно вступил в РККА;
241. Стойкий, Владимир Иосафович, добровольно вступил в РККА;
242. Суворов, Андрей Николаевич, добровольно вступил в РККА;
243. Сулейман, Николай Александрович, добровольно вступил в РККА;
244. Сушков, Владимир Николаевич, добровольно вступил в РККА;
245. Сытин, Павел Павлович, добровольно вступил в РККА;
246. Таубе, Сергей Фердинандович, добровольно вступил в РККА;
247. Тигранов, Леонид Фаддеевич (Левон Татевосович Тигранян);
248. Тихменев, Юрий Михайлович (Георгий), добровольно вступил в РККА;
249. Томилин, Сергей Валерианович, добровольно вступил в РККА;
250. Ушаков, Константин Михайлович, добровольно вступил в РККА;
251. Фастыковский, Михаил Владиславович, добровольно вступил в РККА;
252. Федотов, Александр Ипполитович, добровольно вступил в РККА;
253. Филатов, Николай Михайлович;
254. Фисенко, Михаил Сергеевич;
255. Хвощинский, Георгий Николаевич, добровольно вступил в РККА;
256. Хенриксон, Николай Владимирович, добровольно вступил в РККА;
257. Цыгальский, Михаил Викторович, добровольно вступил в РККА;
258. Чаусов, Николай Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
259. Черемисинов, Владимир Михайлович, добровольно вступил в РККА;
260. Черепенников, Алексей Иванович, добровольно вступил в РККА;
261. Шелехов, Дмитрий Александрович, добровольно вступил в РККА;
262. Шеманский, Анатолий Дмитриевич, добровольно вступил в РККА;
263. Шемякин, Константин Яковлевич, добровольно вступил в РККА;
264. Эзеринг, Карл Иванович, добровольно вступил в РККА;
265. Эйгель, Николай Матвеевич;
266. Энвальд, Михаил Васильевич;
267. Энгель, Виктор Николаевич;
268. Ягодкин, Павел Яковлевич, добровольно вступил в РККА;
269. Якимович, Александр Александрович, добровольно вступил в РККА;
270. Яковлев, Александр Алексеевич, добровольно вступил в РККА;


Генерал-майоры, окончившие Михайловскую артиллерийскую академию

271. Гродский, Георгий Дмитриевич;
272. Деханов, Владимир Николаевич;
273. Дурляхов, Ростислав Августович (Дурляхер Роберт Августович);
274. Козловский, Давид Евстафьевич, добровольно вступил в РККА;
275. Михайлов, Вадим Сергеевич;
276. Сапожников, Алексей Васильевич;
277. Свидерский, Григорий Алексеевич;
278. Смысловский, Евгений Костантинович;
279. Столбин, Борис Иванович;
280. Фёдоров, Владимир Григорьевич;
281. Цытович, Николай Платонович;


Генерал-майоры, окончившие Николаевскую инженерную академию

282. Голенкин, Фёдор Ильич, добровольно вступил в РККА;
283. Овчинников, Алексей Константинович;
284. Шошин, Алексей Петрович;
285. Яковлев, Виктор Васильевич;


Флотские генерал-майоры

286. Матвеевич, Николай Николаевич;
287. Шершов, Александр Павлович;
288. Шталь, Александр Викторович;


Генерал-майоры старой армии

289. Апышков, Владимир Петрович, добровольно вступил в РККА;
290. Аргамаков, Николай Николаевич, служил в белых и национальных армиях;
291. Баранов, Михаил Валерьянович;
292. Беляев, Сергей Тимофеевич;
293. Беркалов, Евгений Александрович;
294. Блавдзевич, Николай Павлович, добровольно вступил в РККА;
295. Бойно-Родзевич, Виталий Павлович;
296. Брилкин, Александр Дмитриевич, служил в белых и национальных армиях;
297. Бурман, Георгий Владимирович;
298. Владиславский-Крекшин, Николай Леонидович;
299. Высочанский, Николай Григорьевич;
300. Гантимуров, Алексей Гаврилович;
301. Голицинский, Александр Николаевич;
302. Горецкий, Константин Ефимович;
303. Гун, Василий Васильевич;
304. Дединцев, Николай Георгиевич;
305. Дмитриевский, Евгений Николаевич, служил в белых и национальных армиях;
306. Дроздов, Николай Фёдорович, добровольно вступил в РККА;
307. Жолтиков, Александр Семёнович, служил в белых и национальных армиях;
308. Зундблад, Александр Оскарович, добровольно вступил в РККА;
309. Иванов, Александр Михайлович, добровольно вступил в РККА;
310. Киселёв, Леонид Петрович;
311. Корнилович, Борис Константинович;
312. Костин, Вячеслав Данилович;
313. Крыжановский, Николай Николаевич;
314. Лепик, Иван Фомич;
315. Логофет, Дмитрий Николаевич;
316. Микеладзе, Вячеслав Артемьевич;
317. Михайловский, Иван Петрович;
318. Никитин, Александр Владимирович;
319. Николаев, Александр Панфомирович, добровольно вступил в РККА;
320. Николаев, Владимир Иванович;
321. Петровский, Козьма Тимофеевич;
322. Позоев, Георгий Аветикович (Позоян);
323. Секретев, Александр Степанович, служил в белой армии;
324. Сиверс, Александр Михайлович;
325. Соболев, Александр Васильевич, добровольно вступил в РККА;
326. Солонина, Андрей Андреевич;
327. Станкевич, Антон Владимирович, добровольно вступил в РККА;
328. Чижевский, Леонид Васильевич, добровольно вступил в РККА;
329. Шепелев, Павел Васильевич;
330. Эпов, Михаил Васильевич, генерал-майор с 6.01.1919, ровно через год перешел к красным;
331. Ястребов, Илларион Константинович;
332. Яхонтов, Ростислав Николаевич;
333. Давлетшин, Абдулазиз Абдуллович;

334. Слащёв, Яков Александрович

Генералы старой армии без указания точного звания

335. Абалешев, Александр Александрович, генерал-лейтенант;
336. Бабченко А.А.;
337. Багговут, Николай Николаевич, генерал-лейтенант;
338. Балашев И.С.;
339. Балканов, Феодосий Петрович, генерал-майор;
340. Банков С.Н.;
341. Башинский, Ромил Иванович, генерал-майор;
342. Богдановский, Михаил Андреевич, генерал-майор;
343. Боярский, Сергей Николаевич, генерал-майор;
344. Бутыркин, Сергей Николаевич, генерал-майор;
345. Вальтер, Леонид Владимирович, генерал-майор;
346. Габин, Николай Иванович, генерал-майор;
347. Гладкий, Степан Васильевич, генерал-майор;
348. Гладков, Пётр Дмитриевич, генерал-майор;
349. Донс В.А.;
350. Зейц, Карл-Генрих-Роберт Флорентинович, полковник;
351. Ивашкевич, Анатолий Викторович, генерал-майор;
352. Калинин, Михаил Евдокимович, генерал-майор;
353. Калугин, Николай Иванович, генерал-майор;
354. Карачан, Иван Рафаилович, генерал-майор;
355. Карачун, Григорий Иванович, генерал-майор;
356. Квадри, Владимир Викторович, генерал-лейтенант;
357. Корольков, Алексей Львович, генерал-лейтенант;
358. Костицын, Тихон Дмитриевич, генерал-майор;
359. Кренке, Александр Константинович, генерал-майор;
360. Кушниров, Михаил Алексеевич;
361. Лазаревич, Юрий Сергеевич, генерал-майор;
362. Ломиковский, Константин Владиславович, генерал-майор;
363. Лысенко Л.С.;
364. Маврин А.М.;
365. Мокасей-Шибинский, Григорий Григорьевич, генерал-майор;
366. Маркевич, Антон Игнатьевич, генерал-майор;
367. Мухин, Фёдор Фёдорович, генерал-майор;
368. Никольский, Вячеслав Николаевич, генерал-майор;
369. Носов, Александр Дмитриевич, генерал-майор;
370. Орлов, Михаил Николаевич, генерал-майор;
371. Панпушко, Владимир Васильевич, генерал-майор;
372. Пыхачев, Виктор Аполлонович, генерал-майор;
373. Радкевич, Михаил Михайлович, генерал-майор;
374. Рафалович, Николай Фердинандович, генерал-майор;
375. Руктешель, Александр Константинович, генерал-майор;
376. Саткевич, Александр Александрович, генерал-майор;
377. Серебренников, Николай Павлович, генерал-майор;
378. Симановский, Иван Дмитриевич, генерал-майор;
379. Ставицкий, Иван Павлович, генерал-майор;
380. Старов В.П.;
381. Транквилевский, Михаил Петрович, генерал-майор;
382. Трофимов, Василий Михайлович, генерал-майор;
383. Фёдоров, Иван Игнатьевич;
384. Цабель, Сергей Александрович, генерал-майор;
385. Шашковский Е.Е.;
386. Шварц, Алексей Владимирович, генерал-лейтенант;
387. Шмидт, Артур Адольфович, генерал-майор;
388. Эльснер, Николай Евгеньевич, генерал-майор;


Вице-адмиралы

389. Максимов, Андрей Семёнович;

Контр-адмиралы

390. Альтфатер, Василий Михайлович;
391. Киткин, Пётр Павлович;
392. Немитц, Александр Васильевич;
393. Зарубаев, Сергей Валериянович;


Источник


Фотографии генералов, полковников и подполковников Русской императорской армии, служивших в РККА.Источник: книга "Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг" автора Кавтарадзе А.:

_01.png

_02.png

_03.png

_04.png

_05.png

_06.png

_07.png

_08.png

_09.png

_10.png

_11.png

_12.png

_13.png

_14.png

_15.png

_16.png


Транспорт русского помещика: люди запряжены вместо лошади
Транспорт русского помещика: люди запряжены вместо лошади Источник

Солдаты в дни Февральской революции в Петрограде
Солдаты в дни Февральской революции в Петрограде Источник


Генерал-майор Русской Императорской Армии, 

Командующий Восточным фронтом РККА 

Владимир Александрович Ольдерогге

Помощник начальника Главного штаба и с 13 апреля 1917 года стал генерал-квартирмейстером Главного управления Генерального штаба Русской Императорской Армии, возглавив военную разведку. 
Николай Михайлович Потапов.
Фото 1903 года. Из книги В.П. Середы "Гордо неси свое горькое бремя..." И.М. Потапов" (Тамбов, 2014) Источник

Знавший Николая Михайловича Потапова ещё с юношеских лет известный деятель партии большевиков М. С. Кедров позднее вспоминал, что «после июльских (1917-го) дней генерал Потапов Н. М., помощник начальника Главного штаба и генерал-квартирмейстер, предложил через меня свои услуги Военной организации большевиков (и оказывал их)»[2].

Картинки по запросу Всенародный праздник 1 мая. Невский пр. Фото Центер
Открытка "Всенародный праздник 1-го мая. 18-го Апреля 1917 года в Петрограде. Невский проспект. № 5". - Пг.: А.И. Центер, [1918]. :, Фото-открытка.Источник


1 Мая 1917 года — впервые в России праздник отмечается свободно. В демонстрации наряду с рабочими принимают участие солдаты Источник



Демонстрация революционных моряков в Петрограде. 
4 июля 1917 Источник

Ведомство, в котором служил Николай Михайлович Потапов, не занималось внутренней политикой, но когда Временное правительство Керенского стало приводить страну к развалу, в чем оказались замешанными иностранные разведки, Н.М. Потапову по долгу службы пришлось действовать. Сегодня многие документы о том, как власть была передана царскими военными большевикам, засекречены. Однако тот факт, что после Октября были уничтожены жандармские и полицейские службы, а разведывательное управление сохранилось в полном составе, наводит на определенные размышления. Высказываются мнения, что Красную Армию, которая должна была сохранить страну, формировали структуры Генерального штаба Российской империи. Такое решение было принято 23 февраля 1918 года.

PotapovNM.jpg
Комбриг РККА Николай Михайлович Потапов.
23 ноября 1917 года был назначен начальником 
Генштаба РККА и управляющим Военным министерством. 
С декабря 1917 года — управляющий делами Наркомвоена
В 1922—25 годах участвовал в операции ГПУ «Трест»

Братья Потаповы: Сергей, Иван, Николай. Из книги В.П. Середы "Гордо неси свое горькое бремя..." И.М. Потапов" (Тамбов, 2014)

Олег СТРИЖАК. И приснился мне сон...

http://tabula-rasa24.ru/media/k2/items/cache/e9fe550ba3c0c201d69e3bc0a455b623_XL.jpg?t=1518446104
О. Стрижак. Настоящая правда о Революции. Источник

Когда я в разговоре касаюсь до этой темы, мне сразу говорят: а где доказательства, документы? А я говорю: а укажите истинный заговор, который оставил по себе хоть клочок бумаги с уличающей записью.

Закулисье Истории (а всё важнейшее в Истории творится втайне от публики) очень редко открывается исследователю. К примеру, говорить о «двоевластии» в России после февраля 1917-го года — смешно, ибо почти все министры Временного правительства и все лидеры Совета были «братья» и вместе заседали в масонских ложах. А вот о чём они договаривались — этого мы не знаем.

Февральский переворот в России в 1917-м году явился результатом заговора, который начался в сентябре 1915-го года. Об этом впервые заявил печатно Деникин в Париже в 1921-м году. Монархисты хотели силой вырвать у своего государя отречение, а в случае отказа — убить царя (большевики, когда убили государя в 1918-м году, лишь окончили замысел монархистов и масонов от 1916-го года). Потом появились в эмигрантской печати свидетельства о масонском заговоре. В действительности, там был сложный клубок четырёх заговоров: дворцовый (великие князья), генеральский (армия), заговор разведок Англии и Франции, и масонский заговор («центр» депутатов Думы, эсеры и меньшевики). Имеется обширная литература по сему вопросу, воспоминания участников заговоров и очевидцев, но — ни одного «документика».

Вы помните паническую записку Ленина 24 октября 17-го года? «Теперь все висит на волоске», «Нельзя ждать!! Можно потерять всё!!»

Далее у Ленина две совершенно загадочные фразы: «Кто должен взять власть? Это сейчас неважно: пусть её возьмёт Военно-революционный комитет или „другое учреждение“... Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Ленин напуган «удалением Верховского», об этом Ленин пишет в записке дважды. Кто такой Верховский? Почему — «неважно, кто возьмет власть»? О каком «другом учреждении» говорит Ленин?

Генерал-майор А. И. Верховский был военным министром и одной из главных фигур в заговоре против Временного правительства. 20 октября Верховский в ультимативном докладе правительству потребовал немедленного заключения перемирия с Германией и Австро-Венгрией и демобилизации вконец разложенной армии. 24 октября Ленин узнал, что Верховский уволен в отставку.



Картинки по запросу верховский александр иванович
Военный министр Временного правительства (1917),
 Генерал-майор Русской Императорской Армии
Александр Иванович Верховский

Картинки по запросу верховский александр иванович
В декабре 1918-го начальник оперативного отдела штаба Петроградского военного округа РККА 
Александр Иванович Верховский

Комбриг РККА Александр Иванович Верховский за рабочим столом. Москва, 1930-е гг.Источник

Ленин зря тревожился, военным министром стал заместитель Верховского генерал-аншеф А. А. Маниковский, который тоже был в заговоре (в 1918-м году Маниковский стал начальником Академии Красной Армии, его ученики в войне против Гитлера воевали уже генералами и маршалами. Когда Маниковский умер, в 1922-м году Академию РККА возглавил Верховский).


Картинки по запросу маниковский алексей алексеевич
Временно управляющий военным министерством 
Временного правительства (1917),
 генерал от артиллерии (1916 год),
 Начальник Артиллерийского управления и Управления снабжения 
Алексей Алексеевич Маниковский

В заговоре Октябрьского переворота был и главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-аншеф В. А. Черемисов. Ещё в сентябре 17-го года Черемисов увёл подальше от Петрограда единственную опору Временного правительства — Конный корпус генерала Краснова. Черемисов растащил сотни и батареи корпуса по разным городам и селениям от Витебска и Ревеля до Новгорода и Старой Руссы. Корпус как боевая единица перестал существовать (генерал Краснов позднее писал, что это было «планомерной подготовкой к 25 октября»).

Картинки по запросу Черемисов, Владимир Андреевич
Генерал от инфантерии Русской Императорской Армии 

25 октября Керенский кинулся во Псков к Черемисову требовать войск для подавления Петрограда. Керенский назначил Краснова командующим армией и приказал идти на Петроград. Черемисов, будто в насмешку, дал Краснову 9 неполных сотен — 690 казаков, и 18 орудий. С этой «армией» Краснов 27 октября выступил на штурм Петрограда.

В тот же день, 27 октября, генерал Черемисов прислал в Петроград для охраны Смольного сводный полк латышских стрелков из 12-й армии — 10 тысяч отменных бойцов, которые ни слова не знали по-русски и были готовы убивать всех, на кого укажут латыши-офицеры.

«Поход» Краснова позорно захлебнулся. 30 октября казаки бросили генерала Краснова, ибо большевики объявили на фронте мир. Генерал Черемисов, по некоторым источникам, служил затем в Красной Армии и в 1919-м году громил армию Юденича на подступах к Петрограду.

В заговоре был и подчинённый Черемисову командир развёрнутого в Финляндии 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант Ричард-Кирилл Францевич Вальтер.Когда 29 октября 1917-го года в Петрограде начался мятеж юнкеров, генерал Вальтер тотчас прислал по железной дороге крепкие, не затронутые фронтовым разложением пехотные части с артиллерией. Четыре юнкерских училища были расстреляны из пушек, мятеж был подавлен. Одна из частей генерала Вальтера — 428-й Лодейнопольский полк, с артиллерией, под командованием полковника Потапова был отправлен в Москву на подавление тамошнего мятежа юнкеров.

Картинки по запросу Вальтер, Ричард-Кирилл Францевич
Генерал-лейтенант Русской Императорской Армии 
Ричард-Кирилл Францевич Вальтер
Немецкий дворянин, Командующий 42-м армейским корпусом в Финляндии, подчиненный В.А. Черемисова. Источник 
Даты жизни: 15.10.1870-xx.01.1945

Керенский пишет в мемуарах, что генералы нарочно позволили большевикам свергнуть Временное правительство, чтобы потом прихлопнуть большевиков. Западные историки согласны с Керенским.

На деле все было иначе. Речь должно вести о противостоянии патриотов и «иностранцев».

В начале марта 1917-го года государь, извещённый, что заговорщики намерены убить его самого, его жену и детей, подписал отречение в пользу младшего брата, великого князя Михаила. Михаил, растерявшийся, под нажимом и под угрозами «думцев», подписал отречение в пользу Учредительного собрания — которое решит, будет ли Россия монархией с царём Михаилом, или будет в России республика.

Временный комитет Думы по спискам, заготовленным ещё с 1915-го года, создал Временное правительство, с единственной его задачей — в течение месяца или двух провести выборы и созвать Учредительное собрание. Совет рабочих и солдатских депутатов с почтением признал верховную власть масонского правительства.

В том же марте началось разложение армии через провокационный «Приказ № 1» — «некие силы» уводили армию из-под власти дисциплины и подчинения старым начальникам.




Приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов по гарнизону Петроградского округа о введении демократических порядков.Источник1 , Источник2

На фронте и в тылу отменялись подчинение и чинопочитание, учреждались солдатские комитеты, которые отныне решали, исполнять приказы командиров или нет. Результат превзошёл ожидания, солдаты поняли дело так, что «революционная свобода» — свобода выбора, свобода не воевать (в июле, после ужасного провала наступления, командующий фронтом генерал Деникин гневно выговаривал военному министру Керенскому: «не большевики разложили армию, а — вы, ваше правительство»).

В апреле правительство, вместо того чтобы созывать Учредительное собрание, заявило («нота Милюкова»), что будет продолжать войну по обязательствам царизма. Возмущенные полки Петрограда вышли из казарм с оружием и окружили Мариинский дворец, где (как и при царе) заседали министры.

Генерал Корнилов, командующий войсками Петроградского военного округа, вывел артиллерию, чтобы расстрелять мятежные полки. Политики испуганно заявили, что это — начало гражданской войны. Совет рекомендовал Корнилову убрать пушки. Корнилов подчинился, но подал в отставку. «Министры-капиталисты» тоже ушли в отставку. Составилось новое Временное правительство, с участием социалистов, которое решило — войну продолжать.

Сталин приехал в Петроград из Сибири 12 марта, отобрал у Молотова руководство газетой «Правда» и заявил два своих главных тезиса: вся власть в России должна принадлежать Советам, а войско должно быть первейшим союзником пролетариата (12 миллионов людей в шинелях, с винтовками и пушками, обученные стрелять — страшная сила).

Ленин приехал из Швейцарии (с десятками товарищей-«вождей»") 3 апреля. В прежние годы Ленин и Сталин сильно враждовали (конфликт между «бакинской группой» Фиолетова — Сталина и «парижскими господами» — Лениным и прочими. Имелись подозрения, что именно Ленин устроил арест Сталина в 1913-м году и отказал в организации побега Сталина из заполярной ссылки).

Сталин категорически не принял тезисы Ленина (которые позднее были названы «апрельскими»). Петроградское бюро партии большевиков почти единогласно проголосовало против этих тезисов.

Плеханов, старейший с.-д., в печати назвал эти тезисы «бредом». В большинстве своём с.-д. заключили, что Ленин окончательно порвал с марксизмом и сделался «бланкистом» и «бакунинцем».

Известно, что Сталин и Ленин несколько часов говорили с глазу на глаз. После этого разговора Сталин стал в партии первым после Ленина.

В ЦК большевиков было создано Военное бюро, которое возглавили Сталин и Дзержинский.

Уже в мае разумные люди видели, что России не нужно воевать. Революция привела к разрухе. Фабрики закрывались повсюду — из-за нехватки сырья. В городах начинался голод, продовольствия по карточкам давали мало или не давали вовсе, а на рынке за время войны цены выросли в 13 раз. Производство военной продукции упало в три раза. Армия, разложенная «Приказом № 1» и декретами Временного правительства, стихийно не желала воевать. Армия уверилась, что «свобода» — это свобода бесчинств, дезертирства, преступлений. Каждый день войны стоил 56 миллионов рублей, а дефицит годового бюджета составлял 40 миллиардов. России был нужен мир.

Германия, измученная войной, с осени 1916-го года по различным каналам искала возможности заключить перемирие с Россией (положение Германии ухудшилось тем, что в апреле 1917-го года США объявили Германии войну и начали отправку в Европу 1 миллиона солдат).

В июне 1917-го года в Петрограде собрался 1-й Всероссийский съезд Советов (большевики имели на съезде десятую часть мандатов). 

Related image
I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов.

First Congress of Soviets of Russia (1917).jpg
I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов.Источник

В дни съезда большевики наметили на 10 и 11 июня вооружённое выступление с целью свалить правительство князя Львова (по сценарию «апрельских дней»), взять власть и заключить мир — чтобы немедленным заключением мира призвать массы на сторону большевиков. Руководили подготовкой выступления Сталин, Дзержинский, Стасова. Каменев и Зиновьев были против взятия власти, Ленин предпочёл выжидать.

Похожее изображение
Первый состав Временного правительства. Агитационный плакат. Март 1917 г.  Источник

Картинки по запросу Временный комитет Государственной думы
Плакат. В дни Великой Революции 27 февраля - 2 марта 1917 года, Временный Исполнительный Комитет Государственной Думы, издание "Газеты-Копейки", Петроград, 51 x 72 см, оборотная сторона проклеена микалентной бумагой. Источник

Картинки по запросу правительство князя Львова
Временное правительство России князя Львова

624233232323232_8.jpg
Временное правительство России князя Львова

Возмущение съезда Советов было бешеным. Министр Церетели, с.-д. меньшевик, заявил, что «через ворота большевиков войдёт генеральская контрреволюция» (Церетели уже в июне почему-то увязывал большевиков с генералами). Съезд запретил большевикам демонстрацию. 9 июня всем казалось, что дело большевиков — кончено. Ленин почёл за лучшее скрыться, с 10 июня партией руководил Сталин.

18 июня правительство и военный министр Керенский, по требованию Франции и Англии, начали громадное наступление русских армий, которое в июле закончилось катастрофой.

Керенский позднее путано напишет, что он не имел своей воли и был управляем из-за рубежа. Берберова, автор знаменитого исследования о масонах, говорила: «они дали масонскую клятву, которая по уставу превышает все остальные клятвы, даже клятву Родине, они дали клятву никогда не бросать Францию, и потому Керенский не заключил мира».

«Июльские дни» в Петрограде — стечение чудовищных провокаций.

3 июля ЦК большевиков под руководством Сталина постановил: ни под каким видом не ввязываться в демонстрации анархистов. Но вечером 3 июля Зиновьев, Луначарский и «независимый с.-д.» Троцкий дали команду Раскольникову в Кронштадт, чтобы кронштадтский Совет прислал наутро 20 тысяч вооружённых матросов.

Многие в июле 17-го года говорили, что за всей этой нарочитой неразберихой стояли некие «тёмные силы». Вероятно, так оно и было. В ночь на 5 июля в Петрограде были написаны два примечательных документа. Один — секретный меморандум британского посла Джорджа Уильяма Бьюкенена Временному правительству. Бьюкенен разговаривал с чужим правительством, как барин с лакеем, и указывал чужому правительству, что и как нужно делать далее.

Картинки по запросу Британский посол Джордж Уильям Бьюкенен
Британский посол Джордж Уильям Бьюкенен Источник

Другой документ — обращение Сталина к рабочим и солдатам Петрограда. Удивительно, но Сталин как будто читал меморандум Быокенена. В обращении Сталин писал, что теперь перед Россией два пути — или Россия станет колонией Англии, Америки, Франции, или Советы возьмут власть, заключат мир и Россия будет независимой державой.

Вечером 4 июля Петроград был объявлен на военном положении, 5 июля в город стали прибывать эшелоны с войсками Северного фронта — казачьи полки, артиллерия, броневики. Мосты были разведены. Город опустел — только пугающее передвижение войск. «Тёмные силы» хотели в Петрограде крови, и большой крови. Утренняя пресса начала кампанию на тему «большевики — германские шпионы», в прессу были вброшены документы, собранные контрразведкой военного округа.

В «Энциклопедии военной разведки России» (М., 2004) сообщается, что начальник Разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенант Н. М. Потапов с июля 1917-го года сотрудничал с большевиками (значит — документы имеются, и когда они будут рассекречены, наши учебники преобразятся).

Нужно, думать, что контакты генерала Потапова со Сталиным начались гораздо ранее. 1 июля 17-го года контрразведка Петроградского военного округа выписала — по делу «немецких денег» — ордера на арест 28 виднейших большевиков начиная с Ленина. Примечательно, что в этом списке не было Сталина, Дзержинского, Стасовой, — «кто-то» вывел всю «группу Сталина» из-под удара.

После «июльских дней» Сталин был в Петрограде легальным политиком и общим миротворцем. Как представитель ВЦИК Советов он 5 и 6 июля вёл переговоры с правительством, с командованием штаба военного округа, с восставшими — и добился, чтобы каратели не спешили и чтобы восставшие сдались. Кровопролития удалось избежать.

Мне видится, что генерал Потапов и Сталин явились реальными руководителями Октябрьского переворота (после Октября генерал Потапов стал начальником разведки Штаба Красной Армии).

Уже в июле 1917-го года говорили, что «звезда Корнилова» взошла по воле английского посла Быокенена. В ходе провального наступления и катастрофы Корнилов стремительно рос в чинах — из генерал-майора, командующего армией, он в две недели стал генерал-лейтенантом, главнокомандующим фронтом, а затем генерал-аншефом и Верховным Главнокомандующим.

В августе Корнилов был чрезвычайно уверен в себе — видимо, ему твёрдо пообещали, что он станет Диктатором.

Сталин в газете «Рабочий путь» иронически называл генерала «сэр Корнилов» и писал об английских разведчиках в ставке Корнилова (видимо, Сталин получал сведения из надёжных источников).

Кроме английской разведки, Корнилова усердно и практически поддерживали два крупнейших масона — бывший военный министр Гучков и действующий военный министр Савинков.

Важно заметить, что в армии генерала Крымова, которую Корнилов двинул на Петроград, не было уроженцев русских губерний — только донские казаки и кавказцы. В бронемашинах сидели английские офицеры.

Корнилов был слабый военачальник, когда ещё командовал дивизиями (генералы в мемуарах подтверждают это).

План Корнилова был — Кавказская Туземная дивизия разворачивается в корпус, а затем вместе с Конным корпусом генерала Краснова разворачивается в Отдельную Петроградскую армию — и всё это на ходу, в эшелонах, в наступлении. Такой план несерьёзен.

О заговоре Корнилова написано много, но гораздо интересней заговор других генералов — против своего Верховного Главнокомандующего Корнилова и против своего военного министра. К примеру, командующий Московским военным округом полковник Верховский в «корниловские дни» нейтрализовал у себя в округе всех прокорниловски настроенных офицеров и выделил пять полков для удара по Могилёву — ставке Корнилова (в декабре 1917-го года генерал Верховский мобилизовал дивизии Московского и Казанского военных округов — ив начале 1918-го года вышиб корниловцев и калединцев с Дона).

Наступление Корнилова на Петроград погубили два генерала — главнокомандующий Северным фронтом генерал-аншеф В. Н. Клембовский и его начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор М. Д. Бонч-Бруевич. Они растащили сотню эшелонов армии генерала Крымова от Пскова по 8 железным дорогам и бросили эти эшелоны без паровозов в глухих лесах — без продовольствия и фуража (позднее Клембовский и Бонч-Бруевич служили в высоких чинах в Красной Армии).

Генерал от инфантерии Владислав Наполеонович (Владимир Николаевич) Клембовский.Источник

Картинки по запросу бонч-бруевич михаил дмитриевич
Начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор Михаи́л Дми́триевич Бонч-Бруевич.Источник

Если взглянуть, кто из русских генералов воевал и служил в Красной Армии, список будет велик. Первым должно назвать национального героя, гордость России, генерала от кавалерии, императорского генерал-адъютанта А. А. Брусилова, он вступил в Красную Армию в возрасте 66 лет и был инспектором кавалерии РККА.

Картинки по запросу генерал-адъютант А. А. Брусилов
Генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов


Генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов.Источник

Картинки по запросу "Дмитрий Павлович Парский"
Генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов.Источник


Источник


Инспектор кавалерии РККА Алексей Алексеевич Брусилов.Источник

Царский военный министр, член Государственного совета генерал от инфантерии А. А. Поливанов. Царский морской министр, императорский генерал-адъютант адмирал И. К. Григорович, великое имя, создатель Морского Генерального Штаба, автор Большой и Малой судостроительных программ возрождения русского флота, автор Минно-артиллерийской позиции в Финском заливе — преподавал в Академии РККФ.


Генерал от инфантерии (06.12.1910) Николай Петрович Михневич.С 1893 года профессор, с 1904 года — начальник Николаевской академии Генерального штаба Русской императорской армии, кроме того читал лекции по военным наукам в Михайловской артиллерийской, Николаевской инженерной и Николаевской морской академиях и в военных училищах. 07.03.1911 назначен начальником Главного штаба и оставался на этом посту более 6 лет, в том числе в период Первой мировой войны.Один из крупнейших русских военных теоретиков конца XIX — начала XX веков. Военный писатель, автор военно-исторических и военно-теоретических трудов. После Октябрьской революции поступил на службу в РККА. Преподавал на 1-х Петроградских артиллерийских курсах, в Артиллерийской академии РККА(1919—1925). Умер 8 февраля 1927 в Ленинграде, похоронен в Александро-Невской лавре.Источник

Профессорами в Академии РККА были генерал-аншефы Юрий Никифорович Данилов, Алексей Евгеньевич Гутор, Андрей Медардович Зайончковский, в Красной Армии служили генерал-аншефы Сергей Михайлович Шейдеман, Георгий Михайлович Шейдеман, Владимир Андреевич Черемисов, Афанасий Андреевич Цуриков, Владислав Наполеонович Клембовский, Леонид Николаевич Белькович, Пётр Семёнович Балуев, Дмитрий Васильевич Баланин, Дмитрий Савельевич ШуваевНиколай Александрович Данилов, Платон Алексеевич Лечицкий, вице-адмирал Андрей Семёнович Максимов, генерал-лейтенанты Всеволод Алексеевич СоковнинМихаил Алексеевич Соковнин, Фёдор Евлампиевич Огородников, Дмитрий Николаевич Надёжный, Евгений Андреевич Искрицкий.

В Красной Армии генерал-лейтенант Селивачев командовал Южным фронтом и громил Деникина, генерал-майор Гиттис командовал армиями, Южным, Западным, Кавказским фронтами, генерал-лейтенант Д. Н. Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Петин командовал Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло командовал Северным фронтом (где разгромил своего давнего приятеля и сослуживца по Генштабу генерала Миллера), а затем Восточным фронтом...

Морскими силами Республики Советов командовали (последовательно) контр-адмиралы. М. В. Иванов, В. М. Альтфатер, капитан 1 ранга Е. А. Беренс, контр-адмирал А. В. Немитц. Балтийским флотом после Октября командовали вице-адмирал А. А. Развозов, контр-адмирал С. В. Зарубаев, контр-адмирал А. П. Зелёной, капитан 1 ранга А. М. Щастный. Капитан 1 ранга Б. Б. Жерве стал начальником Академии РККФ.

Полковник Генерального Штаба П. П. Лебедев стал начальником Штаба Красной Армии, полковник И. И. Вацетис стал Главнокомандующим Вооружёнными Силами Республики Советов, полковник Генерального Штаба Б. М. Шапошников в Гражданскую войду был начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА, — с мая 1937-го года начальник Генштаба РККА, затем — Маршал Советского Союза, в войну — заместитель Сталина в Наркомате Обороны, автор нашей победы под Сталинградом...

Полковник Русской императорской армии 
Борис Михайлович Шапошников.Источник

Полковник Русской императорской армии 
Борис Михайлович Шапошников.Источник

Начальник оперативного отдела Полевого штаба РВС Республики Борис Михайлович Шапошников. 1920 г.Стоит  по правому краю.Источник

Командарм 1 ранга Борис Михайлович Шапошников с Народным комиссаром обороны СССР Иосифом Виссарионовичем  Сталиным.Источник

ШАПОШНИКОВ Борис Михайлович
Начальник Штаба РККА (май 1928 — июнь 1931)
начальник Генерального штаба РККА (май 1937 — август 1940, 
июль 1941— май 1942) Борис Михайлович Шапошников.Источник

В конце июля 1917-го года Керенский создал своё правительство из «капиталистов» и социалистов (все они были «братья» в ложе) и стал премьер-министром — означилось противостояние Керенского и Корнилова (которое позволительно трактовать как противостояние парижской ложи «Великий Восток» и английской разведки). В июле Керенский поклялся, что Учредительное собрание соберётся в сентябре.

В те дни произошли значительные географические перемещения, которые сделали наименования «Зимний» и «Смольный» — символами Истории.

Керенский уже задумал учреждение Предпарламента — и чтобы освободить для заседаний Предпарламента Мариинский дворец, перевёл заседания своего правительства в Зимний дворец, в Малахитовый зал. В это же время Таврический дворец (загаженный Советами до гнусности) — закрыли на ремонт, чтобы придать ему достойный вид к приёму членов будущего Учредительного собрания, преемника Государственной Думы.

ВЦИК Советов и Петросовет нашли для себя поблизости большое здание с актовым залом — Смольный институт.

Историки не могут разобрать, до какой степени Корнилов был в сговоре с Керенским, когда в июле и августе 1917-го года сознательно сдавал немцам Прибалтику — сначала неприступный Икскюльский укрепрайон, затем Ригу. Тогда же, в августе, Сталин писал в «Рабочем пути», что следующим шагом Керенского и Корнилова будет сдача немцам Петрограда.

За вооружённый мятеж и попытку низвергнуть «законное» правительство генерал-аншеф Корнилов и более двадцати генералов-корниловцев были арестованы правительством Керенского. Правительство Керенского развалилось, и 1 сентября 17-го года Керенский создал новое правительство (4-е Временное правительство за полгода), Керенский вновь стал премьер-министром и объявил себя Верховным Главнокомандующим. В тот же день, 1 сентября Керенский внезапно, не дожидаясь Учредительного собрания, объявил Россию — Республикой. Выборы в Учредительное собрание были отодвинуты на ноябрь. 5 сентября Керенский велел готовить государственные учреждения Петрограда к эвакуации. 5 октября он объявил о переезде правительства в Москву (в те дни был вывезен из Петрограда в Казань весь золотой запас России, более 1 тысячи тонн золота — что имело тяжелейшие последствия для грядущей России, в 1918-м году золото было захвачено чехами, небольшую его часть Колчак сумел вывезти через Владивосток в Лондон, а остальное русское золото исчезло безследно).

Корниловский заговор воспрял в ноябре 1917-го года. Начальник Ставки Верховного Главнокомандующего генерал Духонин категорически отказался исполнять приказ Временного правительства Ленина о заключении перемирия с Германией. Духонин освободил арестованных генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Маркова и прочих — будущих героев «Белого дела». В Могилёв мгновенно выслали из Петрограда спецгруппу, Духонин был убит, но корниловцы ушли на Дон).

В сентябре 1917-го года Керенский, будто забыв про Учредительное собрание, вручил «судьбу России» неожиданному явлению — Демократическому совещанию (большевики там были представлены единицами, 5 октября Сталин увел фракцию большевиков из этого Совещания), совещание избрало странный орган — Совет Республики или Предпарламент — почти 6 сотен человек с чисто совещательными функциями при новом правительстве.

Картинки по запросу в сентябре в Александринском театре Демократическое совещание
Президиум всероссийского демократического совещания (Петроград, Александринский театр, 14-22 сентября 1917 года по старому стилю) Источник


Александринский театр на почтовой открытке 1917 годаИсточник

Контр-корниловский заговор русских генералов продолжился действенно. Известно, что в начале сентября 1917-го года группа генералов — Александр Александрович Самойло (будущий кавалер 2-х орденов Ленина и 4-х орденов Красного Знамени), Николай Николаевич Петин, другие (все — из разведки Генштаба) составили секретный план действий во благо России: немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, немедленная демобилизация вконец разложенной армии (6 миллионов солдат на фронте, 4 миллиона солдат в тылу, 2 миллиона дезертиров), выставление против германских и австрийских войск «завесы» — 10 корпусов, 300 тысяч штыков, наполовину — офицерского состава, чтобы под прикрытием этой «завесы» не позднее ноября 1917-го года начать формирование новой, Социалистической армии.

Николай Николаевич Петингенерал-квартирмейстер Юго-Западного фронтадобровольно вступил в РККА. Источник

КомандирыПервойКоннойармии.jpg
Николай Николаевич Петин стоит слева в центре. Источник

Видимо, Ленин, сидючи в Финляндии, кое-что знал от Сталина об этих приготовлениях. Когда в сентябре Керенский собрал в Александрийском театре Демократическое совещание, то Ленин из Гельсингфорса яростно требовал от Сталина немедленно арестовать это Совещание — и взять власть.

В 1924-м году Сталин с большой иронией вспоминал этот эпизод. Вместо имени Ленина он говорил — «некоторые товарищи требовали от нас», и далее: «вот пример людей, которые ничего не понимают в деле взятия власти».

Генералы-антикорниловцы хорошо понимали, что власть генералов в России вызовет только народную ненависть. Нужно было найти достойное учреждение, чтобы вручить ему власть.

Таким учреждением мог стать 2-й Всероссийский съезд Советов. И в сентябре, через аппарат партии большевиков, началась агитация за спешный созыв съезда Советов. ВЦИК Советов (который сидел уже в Смольном) колюче противился этому делу. Но искусственно подогретые «требования снизу» сделали своё: созыв съезда был назначен на 20 октября 1917-го года.

В любом заговоре настаёт момент, когда круг посвященных резко расширяется, и информация начинает утекать. В начале октября весь Петербург знал, что 20 октября большевики будут брать власть.

(Заметим, что ещё в сентябре заводской ремонт крейсера «Аврора», по приказанию свыше, был резко ускорен и готовность крейсера к выходу была назначена на 20 октября.)

Все крупные газеты в Петрограде с 14 октября завели каждодневную рубрику «К выступлению большевиков».

Источник

В последние дни накануне переворота Ленин прятался на Сердобольской, дом 1 (под окном свистели паровозы, станция Ланская, чуть что — сел на поезд, и через 20 минут ты в Финляндии). Никто, кроме Сталина, не знал ленинского адреса. Члены ЦК поддерживали связь с Лениным только через Сталина. Принято считать, что Ленин ушёл из дома на Сердобольской ближе к полуночи. 

Картинки по запросу Сердобольская дом1 петроград
В последние дни накануне переворота Ленин прятался на Сердобольской, дом 1 (под окном свистели паровозы, станция Ланская, чуть что — сел на поезд, и через 20 минут ты в Финляндии). Источник

Этого не могло быть, ибо Ленин ехал к Литейному мосту на трамвае, а трамваи 24 октября перестали ходить в 6 часов вечера. 

Как уходил Ленин из дома на Сердобольской — тоже никто не видел. В квартире Ленин был один. Свешников пишет, что Ленин ушёл и оставил записку. В шестом часу вечера за Лениным пришел неизвестный «связист», посланный Сталиным ("связистом» тогда назывался в армии офицер связи, переносящий поручения от командующего к командующему). Далее Ленина никто не видел. В 3 часа дня 25 октября Ленин появился в Смольном на заседании Петросовета, коротко выступал — и вновь исчез. Его не было вечером 25 октября на открытии съезда Советов. Вновь Ленин появился в Смольном только поздним вечером 26 октября, когда дело переворота было решено. 

Где находился истинный штаб переворота? Какими непременными качествами должно обладать это помещение? Оно должно быть неприметным (само собой). В нём должны находиться средства военной спецсвязи (только люди слабого мышления, вроде Троцкого или Антонова, способны вообразить, что возможно руководить военно-государственным переворотом по городскому телефону). Оно должно находиться на набережной, желательно — на берегу Невы (чтобы в случае заминки руководители заговора могли мгновенно сесть в моторную лодку и уплыть к крейсеру «Аврора». А все Троцкие, Каменевы, подвойские, антоновы, чудновские и прочие, весь съезд Советов — оставлялись врагу на растерзание. Заметим, что два важнейших руководителя переворота — военный министр генерал Маниковский и морской министр адмирал Вердеревский, члены правительства Керенского, вечером 25 октября сидели в Зимнем дворце — в случае неудачи заговора они имели бы абсолютное алиби. Оба они были выпущены на свободу утром 26 октября, а прочие министры сидели в Петропавловской крепости, в ужасных условиях, до января 18-го года). Дом должен иметь проходные дворы к соседним улицам, чтобы агенты могли приходить и уходить незамеченными.

117768104_large_Dmitriy_Nikolaevich_Verderevskiy_o
Портрет адмирала Дмитрия Николаевича Вердеревского, пострадавший от морской воды. Реставрация. Источник


Морской министр Д.Н. Вердеревский. Ист. книга: Владимир Шигин Пуля для адмирала Кетлинского
Морской министр, адмирал Дмитрий Николаевич Вердеревский.
Ист. изобр. в книге: Владимир Шигин
Пуля для адмирала Кетлинского. Источник

 Единственно возможное и пригодное место — рядом с Литейным мостом, на Неве, Воскресенская набережная, дом 28. Жилой дом, а во втором его этаже — контрразведка Петроградского военного округа. 


Картинки по запросу Воскресенская набережная, дом 28 Санкт-Петербург
Воскресенская набережная, дом 28Источник

Отсюда вели проходные дворы на Шпалерную. Именно на Шпалерной «связист», который вёл Ленина к Сталину, показал юнкерам такой «документик», что те щёлкнули каблуками, а «связист» и Ленин исчезли в ночных (в седьмом часу вечера уже была ночь) проходных дворах. 

Переворот был затеян за день до съезда, чтобы вручить власть съезду — и сразу заключить мир. Но выяснилось, что съезд не хочет брать власть. Делегаты не понимали, зачем они собрались. Из анкет делегатов-большевиков видно, что многие большевики из глубинки не хотели «власти Советов» — они хотели «демократии» и даже «коалиции» — власти совместно с «буржуями». 

Съезд открылся в Смольном (загаженном, заплёванном, плохо освещённом) 25 октября в 11 часов вечера, когда на Дворцовой площади шла вялая стрельба. Съезд возмутился против «насилия». Мартов заявил, что происходящее — «военный заговор за спиной съезда» (видимо, Мартов, человек умнейший и хорошо информированный, что-то знал о «генеральском» закулисье происходящего переворота). 

Арест министров, которые почему-то не разбежались утром, а заперлись за штыками в Зимнем дворце, был нужен заговорщикам, чтобы предъявить этот арест съезду Советов как неоспоримый факт низвержения прежней власти. В четвёртом часу утра Каменев зачитал съезду телеграмму Антонова о том, что Временное правительство арестовано. 

Большевики имели на съезде менее половины мандатов. 

Догадайся эсеры и меньшевики объединиться — они бы сформировали своё правительство. Но правые эсеры и «чистые» меньшевики, в знак протеста и негодуя, покинули съезд. Большевики получили большинство и приняли «Декрет о мире». 

Керенский в эмиграции писал: «Если бы мы заключили мир, мы бы и теперь правили в Москве». 

Ленин в 1919-м году на конгрессе Коминтерна говорил: «Наша революция в октябре семнадцатого года была — буржуазная». 

Первое правительство Ленина, созданное 27 октября (9 ноября) 1917-го года, называлось Временным. Съезд дал этому правительству срок полномочий ровно на 1 месяц — до 27 ноября, на этот день съезд назначил открытие Учредительного собрания. 


Первое правительство Ленина, созданное 27 октября (9 ноября) 1917-го года, называлось Временным.Где же евреи? Источник

12 ноября прошли выборы в УС, большевики получили четверть голосов, эсеры — больше половины. Имелась реальная угроза, что УС, руководимое лидерами эсеров (масонами) потребует продолжения войны. 

В вопросе войны и мира Ленин и Сталин даже в своём ЦК и в правительстве находились в меньшинстве. Вероятно, что под нажимом генералов, созыв УС отложили до 5 января 1918-го года — в надежде, что до этого дня удастся подписать с Центральными державами мир (проект этого сепаратного перемирия и мирного договора разрабатывался в русском Генштабе). 3 декабря в Брест-Литовске начались переговоры. 

России воевать было нечем. Фронта не было. Траншеи на десятки вёрст стояли под снегом без единого солдата. Новая Социалистическая армия набиралась (за хорошее жалованье) туго. К 1 января удалось завербовать лишь 700 добровольцев. Споры в Брест-Литовске (делегацию от России возглавляли Каменев и Иоффе) не давали результата. 

3 января 1918-го года в России произошёл настоящий государственный переворот. ВЦИК Советов, где большевики имели большинство — 62 процента, издал декрет, по которому Россия объявлялась Республикой Советов р., с. и кр. депутатов. Отныне и навсегда вся власть в центре и на местах принадлежала Советам. По этому декрету, Учредительное собрание становилось учреждением устаревшим и беззаконным. 10 (23) января 3-й Всероссийский съезд Советов (с большинством большевиков) утвердил этот декрет — в этот день в России наступила Советская власть. 

Декларация прав трудящихся и эксплуатируемого народа
Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Источник

Первая страница рукописи Ленина «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа». 1918 г., январь, 
не позднее З-го.Источник

Картинки по запросу декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа

Подписывать мир с Германией, Турцией, Болгарией и Австро-Венгрией послали министра иностранных дел Троцкого, военными экспертами при нём были генерал Самойло и адмирал Альтфатер. Сохранились ленты телеграфа спецсвязи — на многие вопросы Троцкого премьер-министр Ленин отвечает: «нужно посоветоваться со Сталиным» (очевидно, что Сталин находился на связи с генералами Генштаба). 

Германия, и в особенности Австро-Венгрия, неимоверно жаждали мира, в Вене и Берлине сотни тысяч людей выходили на улицы, требуя еды. 

Троцкий 11 февраля отказался подписать мир, хотя немцы и австрийцы ему прямо говорили: тогда вы получите войну (теперь мы знаем, что Троцкий был агентом администрации президента США, и очевидно, что Троцкий исполнял веление хозяев — любой ценою удержать 130 германских дивизий на Восточном фронте). 

18 февраля 72 германские и австрийские дивизии двинулись в наступление, забирая тысячи брошенных пушек и миномётов, пулемётов, грузовиков, огромные склады боеприпасов и снаряжения. 20 февраля из Петрограда в Двинск спешно выехали парламентёры — умолять о перемирии. 

21 февраля Совет Народных Комиссаров выпустил воззвание: «Социалистическое Отечество в опасности!». В тексте воззвания-декрета видна твёрдая генеральская рука (многие пункты этого декрета дословно перешли в Постановление ГКО от 3 июля 1941-го года). 

Почему 23 февраля — «день рождения Красной Армии"? Это был позорный день бегства русских солдат-наёмников. Немцы без боя заняли Нарву и Псков (где шла безумная матросская пьянь: военный и морской министр ленинского правительства матрос-баталер Дыбенко справлял свою свадьбу с любвеобильной Коллонтай — от чего осталось присловье: «как Дыбенко с Коллонтай пропили Псков"). 

Дело, видимо, в том, что 22 февраля из Могилёва в Петроград приехала большая группа генералов во главе с начальником штаба Ставки Верховного Главнокомандования генералом М. Д. Бонч-Бруевичем. Вечером они встретились с Лениным и Сталиным. Трудный разговор продлился до утра. Речь шла о спасении России. 

Требования генералов: немедленное заключение мира, на любых условиях, национализация всей оборонной промышленности — горнорудной, металлургической и прочая (с этим требованием группа генералов во главе с начальником Главного Артиллерийского управления генералом А. А. Маниковским обращалась к царю еще в 1916-м году — ответа, естественно, не последовало), новая армия строится на основе всеобщей воинской обязанности, запретить все солдатские комитеты и советы, никакого обсуждения приказов, железная дисциплина, за воинские преступления — расстрел. Ленин принял все требования. 

В тот же день, 23 февраля 1918-го года, Ленин имел самую тяжёлую свою битву. Его ЦК дружно и категорически выступил и против мира и против «царской» армии. После долгих часов крика Ленин ультимативно заявил, что уходит из ЦК. Поздней ночью предложения Ленина были приняты: 7 голосов за, 4 против, 4 воздержались. Рождение новой армии получило первичное оформление. 

Ленин в те дни писал: «после 25 октября мы — оборонцы, мы теперь за защиту Отечества». 

3 марта был подписан мир (на условиях втрое худших, чем это могло быть в декабре 1917-го года). 4 марта в Республике Советов был учреждён Высший Военный совет, его возглавил генерал Бонч-Бруевич. 

Басню «Троцкий — создатель Красной Армии» сочинил Троцкий (многие дурачки ей верят). Армию создавали генералы и офицеры старого русского Генштаба. С марта по май была проделана громаднейшая работа. Были написаны, на опыте трёх лет войны в Европе, новые Полевые уставы для всех родов войск и их боевого взаимодействия — лучшие уставы в мире. Была создана новая мобилизационная схема — система военных комиссариатов (она служит России до сих пор). 

Красная Армия сделалась непобедимой, потому что ею командовали патриоты — десятки лучших русских генералов, прошедших две войны, и 100 тысяч отменных боевых офицеров (а комиссары в пыльных шлемах только путались под ногами, пьянствовали и грабили население). В распоряжении Красной Армии при новой мобилизационной системе были неограниченные людские ресурсы — и армия имела громадные запасы оружия, беприпасов и снаряжения (накопленные царским военным министром генералом Поливановым). 

19 марта 1918-го года Троцкий добился смещения генерала Бонч-Бруевича и сам занял его место. Бонч-Бруевич стал начальником штаба Высшего Военсовета. Троцкий же стал организатором и вдохновителем иностранной интервенции в Россию. 

В начале марта 1918-го года в Лондоне состоялась секретная конференця Союзных держав, где было принято решение о совместном вооружённом вторжении (интервенции) в Россию. Намечалось навсегда покончить с Россией как с крупной независимой державой, лишить Россию выходов к морям и разделить Россию на части. 


Будто исполняя решения той конференции, Троцкий в конце марта 18-го года официально, от имени ленинского правительства, пригласил в Россию армии Англии, Франции и США — чтобы защитить власть Советов от Германии. Что из этого получилось — известно. 


В 1916-м году генерал-аншеф Маниковский и другие лучшие генералы доложили царю, что следующая большая война в Европе начнётся примерно через 20 лет. К этому времени Россия, если не хочет погибнуть, обязана стать мощной индустриальной державой, с государственной промышленностью. 


Сталин с группой единомышленников (в жестокой борьбе против «троцкистов», которые презирали и ненавидели Россию) окончательно взял власть в 1930-м году. 


Драгоценное десятилетие было упущено. «Группе Сталина» предстояло невозможное — под видом «строительства социализма», в кратчайшие годы, не считаясь с затратами, создать в стране мобилизационную экономику, выстроить тысячи современных заводов, построить на пустом месте новейшие отрасли оборонной промышленности, которые будут выпускать наилучшее вооружение. В публичном выступлении (напечатанном в газетах) Сталин сказал, что Россия отстала от передовых государств на 50 и даже на 100 лет, и что Историей нам отпущено только 10 лет, чтобы пробежать это отставание — иначе нас сомнут. Это было сказано в феврале 1931-го года. 


Олег Стрижак 

Источник: https://o-strizak.livejournal.com/58554.html

Первоисточник публикации: https://politikus.ru/articles/politics/67772-kak-carskie-generaly-oktyabrskuyu-revolyuciyu-delali-i-stalinu-pomogali.html


Что из этого получилось — известно:  СУДЬБОНОСНАЯ ПОБЕДА. ПОЧЕМУ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ И ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА - ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ СМЫСЛЫ.



Источник

Парад Победы 1945 года




Несокрушимая и Легендарная! Invincible and Legendary! (English Lyrics)




【和訳付】古い行進曲 / 

Старый марш 【ソ連軍歌】




Царские генералы в РККА

В течение последних 20 лет нам вдалбливают в голову, что на стороне красных воевали одни  Шариковы и быдло, движимое темными инстинктами, а за белых сражались исключительно «лучшие люди России».


Генерал-адъютант Алексей Алексеевич Брусилов

Любому разумному человеку понятно, что это ложь, дичь и пропаганда трусливых людей. В советское время никто не боялся объективно, и даже не без симпатии изображать сторонников белого дела в литературе и кинематографе.
Сейчас, для дрожащих за свое рабочее место и гранты «творческих людей» это совершенно невозможно. Вот и приходится «свободному креативному классу» противопоставлять «белым эльфам» красных «недочеловеков».
Между тем, на стороне красных воевали люди, которым представители нынешней «элиты» вряд ли были могли только чистить сапоги. Сейчас, многие люди на голубом глазу утверждают, что красные проводили классовый террор истребляя всех-всех представителей дворянства и буржуазии. Пусть судьба этих красных генералов-героев немного расширит кругозор этих господ.

Александр Александрович фон Таубе

Царские генералы, ставшие "красными"
Генерал-лейтенант российской армии 
Александр Александрович фон Таубе



Родился в 1864 году в старинной остзейской дворянской семье. Барон. (Михалков нервно курит в углу). Участник русско-японской и Первой мировой войны. С 1915 года генерал-лейтенант. С 1916 года – начальник Омского военного округа.
После Февральской революции, Таубе занял жестко-республиканские позиции сказав, что «ныне закон - воля народа». Вопреки воли Керенского, он был назначен Омским Советом и Военно-окружным комитетом и.о. начальника войск округа. Временное правительство попыталось сместить Таубе силой, но присланный из Петрограда новый командующий войсками округа был под охраной отправлен из Омска как корниловец, а из Омска был направлен ультиматум о возвращении Таубе на пост.
После Октябрьской революции, Таубе стал одним из первых военачальников, перешедших на сторону Советской власти. С марта 1918 года Александр Александрович был назначен начальником Главного штаба Сибирского военного комиссариата при ЦИК Советов Сибири (Центросибирь), руководил борьбой против атамана Г.М. Семёнова. Многие успехи красных белые командиры приписывали «умелому руководству главковерха советских войск в Сибири опытному генштабисту и боевому генералу барону Таубе». 26 февраля 1918 г. на II съезде Советов Сибири Таубе был избран кандидатом ЦИК Совета (Центросибири), и назначен начальником штаба всех вооруженных сил Сибири.
Но 2 сентября 1918 Александр Александрович попадает в плен. Приговорённый к смертной казни, он отказывается произнести "публичный отказ от большевизма" со словами: "Мои седины и контуженные ноги не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящейся России". Разъяренный «Адмиралъ» Колчак приказывает заковать Таубе в кандалы и бросить его в одиночную камеру. Смерть настигает генерала Таубе, когда он томился в оковах в Иркутской тюрьме.
Антон Владимирович Станкевич





Родился в 1862 году. Потомственный дворянин. На службе с 1878 года. С 1917 командующий бригадой, а затем и дивизией. Обладатель Георгиевского оружия. В 1918 году добровольно вступил в РККА. Командовал 42-ой стрелковой дивизией. С начала 10.1919 г. временно исполнял обязанности командира 55-й стрелковой дивизии. В результате измены попал в плен. Был предан военно-полевому суду под председателем поручика Дашкевича по кличке «Миша черный» (ну прямо, «Встать, когда с тобой разговаривает подпоручик!») За отказ перейти на сторону белых Станкевич был повешен. На казнь согнали крестьян окрестных деревень. Перед смертью генерал оттолкнул палача и сам накинул себе петлю. Белые рыцари надругались над трупом и выжгли на его груди пятиконечную звезду. Тело Станкевича в дальнейшем было перезахоронено у Кремлевской стены.
Александр Панфомирович Николаев



Родился в 1860 году в семье фельдфебеля. Окончил московское юнкерское училище. За храбрость в русско-японскую войну был награжден тремя орденами и золотым оружием. К началу первой мировой войны командовал 169-ым Ново-трокским полком. В Первую мировую войну Николаев стремительно продвигался по служебной лестнице — командовал полком, бригадой и дивизией.
После Октябрьской революции Николаев пришел в завком Петроградского паровозостроительного завода и попросить принять его на завод рабочим. Но поработать на производстве у Николаева не получилось. Он был назначен на должность руководителя Невского районного комиссариата по военным делам, а затем командира отряда по охране невских коммуникаций, реорганизованного затем в бригаду 2-й Петроградской дивизии. С 1919 Александр Панфомирович командовал бригадой 19-й стрелковой дивизии, занимавшей участок фронта от Гдова до Ямбурга.

Как и Станкевич, Николев попал в плен в результате вероломства. Его захватил отряд белых снявший свои знаки различия и выдвинувшийся вперед под видом красноармейцев. Казнь Николаева была устроена с соблюдением всех правил средневекового спектакля. Над его головой была сломана шашка. Сохранилось описания казни генерала Николаева со слов очевидцев:

"На Базарной площади, при входе в Тёмный сад, в то время там было старое Пожарное депо, была устроена виселица. На помост входит мужчина, в галифе и защитном френче. Ему было что-то зачтено, ... ему предлагали помилование, и обещали славу в белой гвардии, он же, как сейчас вижу его лицо, правая рука держит борт френча, покачал головой. И вот видим: к нему на помост поднимается священник с крестом, но Николаев отказался, покачав головой. Настала жуткая минута, его заставили встать на дно бочки, и кто-то одел ему на шею петлю. Было ещё что-то ему сказано, но он опять отрицательно покачал головой, и вскоре бочку из-под его ног оттолкнули. Лицо его исказилось судорогами... Помню, что недалеко от меня стояла наша Ямбургская "тетя Даша прачка": она так заплакала и даже что-то вскрикнула, что ее повели в здание старой почты (в то время тюрьма) и дали ей 25 розог". Перед смертью Николаев произнес: «Вы отнимаете у меня жизнь, но не отнимете у меня веры в грядущее счастье людей!» По другой версии, он сказал «Да здравствует власть рабочих и крестьян!».
После того как Красная Армия освободила Ямбург от белых, тело Николаева перевезли в Петроград. «Петроградская правда» в своей передовице от 5 октября 1919 года писала: «Сегодня рабочие, работницы, красноармейцы и матросы г. Петрограда хоронят бывшего генерал-майора царской армии Николаева. Явление необычайное в истории рабоче-крестьянской революции. Рабочие привыкли скрещивать шпаги с царскими генералами, рабочим приходилось вести борьбу с ними не на жизнь, а на смерть.
Почему трудящиеся Красного Петрограда, передового города революции, хоронят сегодня генерал-майора Николаева? Потому что в нем они видят своего товарища по борьбе против врагов революции, потому что Николаев умер за дело рабочих и крестьян».
Под гром салюта с бастионов Петропавловской крепости, тело генерал-майора Николаева было захоронено в Александро-Невской лавре.

Соболев Александр Васильевич



Родился 15 (27) октября 1868, в Витебская губерния ‒ 21.2.1920. станица Аксайская, ныне г. Аксайск Ростовской обл; русский и советский военный деятель, генерал-майор (1916). Родился в семье волостного писаря. Окончил Петербургское пехотное училище (1889). Во время 1-й мировой войны 1914‒18 командовал полком и дивизией. После Октябрьской революции 1917 перешёл на сторону Сов. власти. Летом 1918 оказывал помощь в формировании частей Красной Армии в Пензе. С апреля 1919 командовал 7-й стрелковой дивизией на Восточном фронте, с ноября 1919‒13-й стрелковой дивизией 8-й армии на Юго-Восточном фронте. Во время контрудара противника под Ростовом в ночь на 21 февраля штаб дивизии был захвачен прорвавшимся белоказачьим отрядом и Соболев Александр Васильевич взят в плен. Он отказался от предложения белогвардейцев перейти на их сторону и был ими расстрелян 21 февраля 1920, похоронен в г. Шахты.. Награжден орденом Красного Знамени.

Источник

Кто руководил Красной армией
С некоторых пор у нас стали насаждать мнение: надо посочувствовать белым. Они-де дворяне, люди чести и долга, «интеллектуальная элита нации», безвинно погублены большевиками...

Некоторые современные герои, героически без боя оставляя врагу по половине вверенной им территории, даже вводят белогвардейские погоны в рядах своего ополчения... Находясь при этом в т.н. „красном поясе” известной ныне всему миру страны...


Стало модным при случае поплакать о невинно убиенных и изгнанных дворянах. И, как водится, во всех бедах нынешнего времени винят красных, которые так обошлись с «элитой».


За этими разговорами становится незаметным главное — победили в той борьбе всё же красные, а ведь с ними воевала «элита» не только России, но и сильнейших держав того времени.


Да и с чего взяли нынешние «благородные господа», что дворяне в той великой русской смуте были обязательно на стороне белых? Иные дворяне, вроде Владимира Ильича Ульянова, для пролетарской революции сделали гораздо больше, нежели Карл Маркс и Фридрих Энгельс.


Обратимся к фактам.


В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров (из них 62 тыс. дворянского происхождения), в то время как в Белой около 35 тыс из 150 тысячного корпуса офицеров Российской Империи.


7 ноября 1917 года большевики пришли к власти. Россия к тому времени всё ещё находилась в состоянии войны с Германией и её союзниками. Хочешь или нет, а воевать надо. Поэтому уже 19 ноября 1917 г. большевики назначают начальником штаба Верховного главнокомандующего… потомственного дворянина, его превосходительство генерал-лейтенанта Императорской Армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича (
Его родной брат — Владимир Дмитриевич, большевик с 1895 года — стал управляющим делами Совнаркома).


Картинки по запросу бонч-бруевич михаил дмитриевич
Генерал-лейтенант Императорской Армии 
Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич


Картинки по запросу начальник штаба Верховного главнокомандующего Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич
Начальник штаба Верховного главнокомандующего РККА
Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич

Именно он возглавит вооружённые силы Республики в самый тяжёлый для страны период, с ноября 1917 г. по август 1918 г. и из разрозненных частей бывшей Императорской Армии и отрядов Красной Гвардии к февралю 1918 г. сформирует Рабоче Крестьянскую Красную Армию. С марта по август М.Д. Бонч-Бруевич будет занимать пост военного руководителя Высшего Военного Совета Республики, а в 1919 г. — начальника Полевого штаба Рев. Воен. Совета Республики.

Сам Бонч-Бруевич писал: «Преданность монархическому строю предполагала уверенность в том, что у нас, в России существует наилучший образ правления и потому, что у нас все лучше, чем где бы то ни было. «Квасной» патриотизм был присущ всем людям моей профессии и круга, и потому-то каждый раз, когда обнаруживалось истинное положение вещей в стране, в душе расширялась трещина. Становилось понятным, что царская Россия больше жить так не может, а воевать и подавно...».
По словам Михаила Дмитриевича, «интересы России и династии отнюдь не одно и то же; первые должны были безоговорочно приноситься в жертву последним». Так как династия Романовых была тесным образом связана родством с немецкими князьями и императором Германской империи, Романовы прощали, по словам Бонч-Бруевича, даже самые откровенные предательства во время войны, в случае если их совершали люди, близкие к императорскому двору.
Именно этим «покровительством» генерал объяснял неудачи России в Первой мировой войне. Борьба Бонч-Бруевича против внутренних врагов вызывала раздражение в придворных кругах, особенно среди немцев, занимавших видное положение. Дело доходило до откровенной неприязни. Например, однажды любимец императора, бывший варшавский генерал-губернатор князь Енгалычев прибыл на Северо-западный фронт и заявил, что хочет занять должность «не меньше» начальника штаба фронта. Любой ценой – пусть, мол, прогоняют генерала «хоть Бонч-Бруевича». И подобное отношение продолжалось всю войну.
Поэтому, в «красных» Бонч-Бруевич видел «единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Командир Земгальского латышского стрелкового полка Вацетис Иоаким Иоакимович


Картинки по запросу вацетис иоаким иоакимович
Командующий 12-й армией РККА Вацетис Иоаким Иоакимович

В конце 1918 г. была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской Республики. Просим любить и жаловать — его высокоблагородие главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым, которого затем вместе с Зиновьевым расстреляли). Кадровый офицер, закончил академию Генштаба в 1907 г., полковник Императорской Армии.



Каменев Сергей Сергеевич -.jpg
Полковник Русской Императорской Армии 
Сергей Сергеевич Каменев


Похожее изображение
Главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев


КомандирыПервойКоннойармии.jpg
Главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев.1920 г.В первом ряду по левому краю.Источник




Надгробная плита в Кремлёвской стене.Источник

Сначала 1918 г. по июль 1919 г. Каменев сделал молниеносную карьеру от командира пехотной дивизии до командующего Восточным фронтом и, наконец, с июля 1919 г. и до конца Гражданской войны занимал пост, который в годы Великой Отечественной войны будет занимать Сталин. С июля 1919г. ни одна операция сухопутных и морских сил Советской Республики не обходилась без его непосредственного участия.


Большую помощь Сергею Сергеевичу оказывал его непосредственный подчинённый — его превосходительство начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев, потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919 г. по 1921 г. (практически всю войну) его возглавлял, а с 1921 г. был назначен начальником Штаба РККА. Павел Павлович участвовал в разработке и проведении важнейших операций Красной Армии по разгрому войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, награждён орденами Красного знамени и Трудового Красного знамени (в то время высшие награды Республики).



Картинки по запросу начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев
Генерал-майор Императорской Армии Павел Павлович Лебедев


Картинки по запросу начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев
Начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев

Нельзя обойти вниманием и коллегу Лебедева, начальника Всероссийского главного штаба его превосходительство Александра Александровича Самойло. Александр Александрович также потомственный дворянин и генерал-майор Императорской Армии. В годы Гражданской войны возглавлял военный округ, армию, фронт, поработал заместителем у Лебедева, затем возглавил Всероглавштаб.



225px-Aleksandr_Razvozov (1)
Генерал-майор Императорской Армии 
Александр Александрович Самойло


Aleksandr Samoilo.jpg
Командующий войсками РККА Восточного фронта 
Александр Александрович Самойло


Александр Александрович Самойло
Командующий войсками РККА Восточного фронта 
Александр Александрович Самойло

Контр-адмирал русского флота Василий Михайлович Альтфатер, участвовавший в обороне Порт-Артура во время русско-японской войны и работавший в Военно-морском управлении во время Первой мировой, стал первым командующим РККФ. Вот, что он написал в своём заявлении большевикам: «До сих пор я служил лишь потому, что считал нужным быть полезным России. Я не знал вас и не верил вам. Даже теперь многое мне не понятно, но я убедился – вы любите Россию, более, чем многие из наших».

Царские генералы, ставшие "красными"
Контр-адмирал Русского Императорского флота Василий Михайлович Альтфатер, первый командующий РККФ РСФСР,
4 (16) декабря 1883 года, Варшава — 20 апреля 1919 года

Альтфатер поддался общему разочарованию в предыдущем режиме, который оказался не способен вывести страну из кризиса. С одной стороны он видел коррупцию и разложившийся аппарат управления флота, с другой - новую силу, власть советов, которая громкими лозунгами с легкостью завоевывала сердца матросов, солдат и простых людей. Если верить источникам, для Альтфатера служба на флоте была не средством к существованию, а профессией «защитника Родины». Чувство долга за будущее России подтолкнуло его перейти на сторону «красных».
Василий Михайлович Альтфатер умер в Москве 20 апреля 1919 года в результате сердечного приступа. В своих мемуарах немецкий генерал Макс Хоффманн, активный участник переговорного процесса по заключению Брестского мира, утверждал, что Альтфатер был убит. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Не правда ли, крайне интересная прослеживается тенденция в кадровой политике большевиков? Можно предположить, что Ленин и Троцкий, подбирая высшие командные кадры РККА, ставили непременным условием, чтобы это были потомственные дворяне и кадровые офицеры Императорской Армии в звании не ниже полковника. Но, конечно, это не так. Просто жёсткое военное время быстро выдвигало профессионалов своего дела и талантливых людей, также быстро задвигая всевозможных «революционных балаболок».

Поэтому кадровая политика большевиков вполне естественна, им нужно было воевать и побеждать уже сейчас, времени учиться не было. Однако поистине удивления достойно то, что дворяне и офицеры к ним шли, да ещё в таком количестве, и служили Советской власти в большинстве своем верой и правдой.


Часто встречаются утверждения что большевики силой загоняли дворян в РККА грозя репрессиями семьям офицеров. Этот миф на протяжении многих десятилетий упорно муссиру
ется в псевдоисторической литературе, псевдомонографиях и различного рода «исследованиях». Это только миф. Служили не за страх, а за совесть.

Да и кто бы доверил командование потенциальному предателю? Известно лишь о нескольких изменах офицеров. Но они командовали незначительными силами и являются печальным, но все таки исключением. Большинство же честно исполняли свой долг и самоотверженно сражались как с антантой, так и со своими «братьями» по классу. Действовали так, как и полагается истинным патриотам своей Родины.


Рабоче-Крестьянский Красный Флот—это вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: Василий Михайлович Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контрадмирал Императорского Флота), Александр Васильевич Немитц (анкетные данные точно такие же).


Да что там командующие, Морской генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешёл на сторону Советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну. Видимо, русские моряки после Цусимы идею монархии воспринимали, как сейчас говорят, неоднозначно.


Вот что писал Альтфатер в своём заявлении о приёме в РККА: «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился… что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш».


Полагаю, что эти же слова мог бы повторить барон Александр Александрович фон Таубе, начальник Главногоштаба командования Красной Армии в Сибири (бывший генерал-лейтенант Императорской Армии). Войска Таубе были разбиты белочехами летом 1918 г., сам он попал в плен и вскоре погиб в колчаковской тюрьме в камере смертников.


А уже спустя год другой «красный барон»—Владимир Александрович Ольдерогге (также потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии), с августа 1919 г. по январь 1920 г. командующий Восточным фронтом красных, — добивал белогвардейцев на Урале и в итоге ликвидировал колчаковщину.


В это же время, с июля по октябрь 1919 г. другой важнейший фронт красных — Южный — возглавлял его превосходительство бывший генерал-лейтенант Императорской Армии Владимир Николаевич Егорьев. Войска под командованием Егорьева остановили наступление Деникина, нанесли ему ряд поражений и продержались до подхода резервов с Восточного фронта, что в итоге предопределило окончательное поражение белых на Юге России. В эти тяжёлые месяцы ожесточённых боёв на Южном фронте ближайшим помощником Егорьева был его заместитель и одновременно командующий отдельной войсковой группой Владимир Иванович Селивачёв (потомственный дворянин, генерал-лейтенант Императорской Армии).



Картинки по запросу владимир николаевич егорьев
Генерал-лейтенант Русской Императорской Армии 
Владимир Николаевич Егорьев


Картинки по запросу владимир николаевич егорьев
Командующий войсками РККА Южного фронта 
Владимир Николаевич Егорьев


Генерал-лейтенант Русской Императорской Армии, 
Командующий отдельной войсковой группой РККА Южного фронта 
Владимир Иванович Селивачёв


Картинки по запросу владимир иванович селивачёв

Как известно, летом-осенью 1919 г. белые планировали победоносно завершить Гражданскую войну. С этой целью они решили нанести комбинированный удар на всех направлениях. Однако к середине октября 1919 г. колчаковский фронт был уже безнадёжен, наметился перелом в пользу красных и на Юге. В этот-то момент белые нанесли неожиданный удар с северо-запада.


На Петроград ринулся Юденич. Удар был настолько неожиданным и мощным, что уже в октябре белые оказались в пригородах Петрограда. Встал вопрос о сдаче города. Ленин, несмотря на известную панику в рядах товарищей, город решил не сдавать.


И вот уже выдвигается навстречу Юденичу 7-я армия красных под командованием его высокоблагородия (бывшего полковника Императорской Армии) Сергея Дмитриевича Харламова, а во фланг белым заходит отдельная группа той же армии под командованием его превосходительства (генерал-майора Императорской Армии) Сергея Ивановича Одинцова. Оба — из самых потомственных дворян. Итог тех событий известен: в середине октября Юденич ещё рассматривал Красный Петроград в бинокль, а 28 ноября распаковывал чемоданы в Ревеле (любитель молоденьких мальчиков оказался никудышным командующим…).



Полковник Русской Императорской Армии  
Сергей Дмитриевич Харламов


Командующий 7-й армии РККА Сергей Дмитриевич Харламов


Харламов С. Д.jpg
Генерал-майор Советской армии Сергей Дмитриевич Харламов


Генерал-майор Русской Императорской Армии, 
Командующий отдельной группой 7-й армии РККА 
Сергей Иванович Одинцов

Северный фронт. С осени 1918 г. по весну 1919 г. это важный участок борьбы с англо-американо-французскими интервентами. Ну и кто ведёт большевиков в бой? Сначала его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Павлович Парский, затем его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Николаевич Надёжный, оба потомственные дворяне.



Картинки по запросу "Дмитрий Павлович Парский"
Генерал-лейтенант Русской Императорской АрмииКомандующий войсками РККА Северного фронта Дмитрий Павлович Парский.

Нельзя не отметить, что именно Парский возглавлял отряды Красной Армии в знаменитых февральских боях 1918 г. под Нарвой, так что во многом благодаря нему мы празднуем 23 февраля. Его превосходительство товарищ Надёжный после окончания боёв на Севере будет назначен командующим Западным фронтом.



Надежный Дмитрий Николаевич 1.jpg
Генерал-лейтенант Русской Императорской Армии Дмитрий Николаевич Надёжный.Источник


Надежный Д.Н...jpg
Командующий войсками РККА Северного фронта Дмитрий Николаевич Надёжный.Источник

Такая ситуация с дворянами и генералами на службе у красных практически везде. Нам скажут: всё вы тут преувеличиваете. Были же у красных свои талантливые военачальники и не из дворян и генералов. Да, были, их имена мы хорошо знаем: Фрунзе, Будённый, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Щорс. Но кем они были в дни решающих боёв?


Когда решалась судьба Советской России в 1919 г., самым важным был Восточный фронт (против Колчака). Вот его командующие в хронологическом порядке: Каменев, Самойло, Лебедев, Фрунзе (26 дней!), Ольдерогге. Один пролетарий и четыре дворянина, подчеркну — на жизненно важном участке! Нет, заслуг Михаила Васильевича я умалять не хочу. Он действительно талантливый полководец и многое сделал для разгрома того же Колчака, командуя одной из войсковых групп Восточного фронта. Затем Туркестанский фронт под его командованием раздавил контрреволюцию в Средней Азии, а операция по разгрому Врангеля в Крыму заслуженно признаётся шедевром военного искусства. Но будем справедливы: к моменту взятия Крыма даже белые не сомневались в своей судьбе, исход войны был решён окончательно.


Семён Михайлович Будённый был командармом, его Конная армия сыграла ключевую роль в ряде операций некоторых фронтов. Однако не следует забывать, что в РККА были десятки армий, и назвать вклад одной из них решающим в победе было бы всё же большой натяжкой. Николай Александрович Щорс, Василий Иванович Чапаев, Александр Яковлевич Пархоменко, Григорий Иванович Котовский — комдивы. Уже в силу этого при всей своей личной храбрости и военных дарованиях стратегического вклада в ход войны они внести не могли.


Но у пропаганды свои законы. Любой пролетарий, узнав, что высшие военные должности занимают потомственные дворяне и генералы царской армии, скажет: «Да это же контра!»


Поэтому вокруг наших героев возник своеобразный заговор молчания и в советские годы, и тем более — сейчас. Они победили в Гражданской войне и тихо ушли в небытие, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов.


А ведь «их превосходительства» и «высокоблагородия» проливали свою кровь за Советскую власть ничуть не хуже пролетариев. Про барона Таубе уже упоминалось, но это пример не единственный.


Весной 1919 г. в боях под Ямбургом белогвардейцы захватили в плен и казнили комбрига 19 стрелковой дивизии бывшего генерал- майора Императорской Армии А.П. Николаева. Такая же участь постигла в 1919 г. командира 55 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Станкевича, в 1920 г. — командира 13 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Соболева. Что примечательно, перед смертью всем генералам предложили перейти на сторону белых, и все отказались. Честь русского офицера – дороже жизни.


То есть вы полагаете, скажут нам, что дворяне и кадровый офицерский корпус были за красных?


Конечно, я далек от этой мысли. Здесь просто надо отличать «дворянина» как нравственное понятие от «дворянства» как класса. Дворянский класс почти целиком оказался в лагере белых, иначе и быть не могло.


Сидеть на шее русского народа им было очень удобно, и слезать не хотелось. Правда, и белым помощь от дворян была просто мизерной. Судите сами. В переломный 1919 год, примерно к маю, численность ударных группировок белых армий составляла: армия Колчака — 400 тыс. человек; армия Деникина (Вооружённые силы Юга России) — 150 тыс. человек; армия Юденича (Северо-Западная армия) — 18,5 тыс. человек. Итого: 568,5 тыс. человек.


Причём это, в основном, «лапотники» из деревень, которых под угрозой расстрела загоняли в строй и которые потом целыми армиями(!), как у Колчака, переходили на сторону красных. И это в России, где на то время насчитывалось 2,5 млн. дворян, т.е. не менее 500 тыс. мужчин призывного возраста! Вот, казалось бы, ударный отряд контрреволюции…


Или возьмем, к примеру, руководителей белого движения: Деникин — сын офицера, дед был солдатом; Корнилов — казак, Семёнов — казак, Алексеев — сын солдата. Из титулованных особ — один только Врангель, да и тот шведский барон. Кто же остался? Дворянин Колчак —потомок пленного турка, да Юденич с весьма характерной для «русского дворянина» фамилией и нестандартной ориентацией. В былые времена сами дворяне таких своих собратьев по классу определяли как худородных. Но «на без- рыбье и рак — рыба».


Не стоит искать князей Голицыных, Трубецких, Щербатовых, Оболенских, Долгоруковых, графов Шереметевых, Орловых, Новосильцевых и среди менее значимых деятелей белого движения. Сидели «бояре» в тылу, в Париже да Берлине и ждали, когда одни их холопы других на аркане приведут. Не дождались.


Так что завывания Малинина про поручиков Голициных и корнетов Оболенских всего лишь выдумка. Их не существовало в природе… А вот то, что горит под ногами родная земля не просто метафора. Она действительно горела и под войсками антанты и их «белых» друзей.


Но есть ещё нравственная категория — «дворянин». Поставьте себя на место «его превосходительства», перешедшего на сторону Советской власти. На что он может рассчитывать? Самое большее — командирский паёк да пара сапог (исключительная роскошь в Красной Армии, рядовой состав обували в лапти). При этом подозрение и недоверие многих «товарищей», постоянно рядом бдительное око комиссара. Сравните это с 5000 рублей годового жалования генерал- майора царской армии, а ведь у многих превосходительств была ещё и фамильная собственность до революции. Поэтому шкурный интерес для таких людей исключается, остается одно — честь дворянина и русского офицера. Лучшие из дворян пошли к красным — спасать Отечество.


В дни польского нашествия 1920 г. русское офицерство, в том числе и дворяне, переходили на сторону Советской власти тысячами. Из представителей высшего генералитета бывшей Императорской Армии красные создали специальный орган — Особое совещание при главнокомандующем всеми Вооружёнными Силами Республики. Цель этого органа—разработка рекомендаций для командования РККА и Советского Правительства по отражению польской агрессии. Кроме этого, Особое совещание обратилось с призывом к бывшим офицерам Русской Императорской Армии выступить на защиту Родины в рядах РККА.


Замечательные слова этого обращения, пожалуй, в полной мере отражают нравственную позицию лучшей части русской аристократии:


«В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче- Крестьянской России вас не назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своею честною службою, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения».


Под обращением стоят подписи их высокопревосходительств: генерала от кавалерии (главнокомандующего Русской Армии в мае-июле 1917 г.) Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от инфантерии (военного министра Российской Империи в 1915-1916 гг.) Алексея Андреевича Поливанова, генерала от инфантерии Андрея Меандровича Зайончковского и многих других генералов Русской Армии.


Закончить краткий обзор хотелось бы примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России. Замечу сразу, большевики не были глупыми, поэтому понимали, что, учитывая тяжелейшее положение России, им очень нужны люди со знаниями, талантами и совестью. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и дореволюционную жизнь.


Начнём с его высокопревосходительства генерала от артиллерии Алексея Алексеевича Маниковского. Алексей Алексеевич ещё в Первую мировую войну возглавлял Главное артиллерийское управление Русской Императорской Армии. После Февральской революции был назначен товарищем (заместителем) военного министра. Поскольку военный министр Временного правительства Гучков ничего не соображал в военных вопросах, Маниковскому пришлось стать фактическим главой ведомства. В памятную октябрьскую ночь 1917 г. Маниковский был арестован вместе с остальными членами Временного правительства, затем отпущен на свободу. Спустя несколько недель вновь арестован и опять отпущен на свободу, в заговорах против Советской власти замечен не был. И уже в 1918 г. он возглавляет Главное артиллерийское управление РККА, затем будет работать на различных штабных должностях Красной Армии.


Или, например, его превосходительство генерал-лейтенант Русской Армии, граф Алексей Алексеевич Игнатьев. В годы Первой мировой войны он в чине генерал-майора служил военным атташе во Франции и ведал закупками вооружения—дело в том, что царское правительство так подготовило страну к войне, что даже патроны приходилось закупать за границей. За это Россия платила немалые деньги, и лежали они в западных банках.


После Октября наши верные союзники мигом наложили лапу на русскую собственность за границей, в том числе и на счета правительства. Однако Алексей Алексеевич сориентировался быстрее французов и денежки перевёл на другой счёт, союзникам недоступный, да к тому же на своё имя. А денег было 225 миллионов рублей золотом, или 2 миллиарда долларов по нынешнему золотому курсу.


Игнатьев не поддался на уговоры о передаче средств ни со стороны белых, ни со стороны французов. После того как Франция установила дипломатические отношения с СССР, он пришёл в советское посольство и скромненько передал чек на всю сумму со словами: «Эти деньги принадлежат России». Эмигранты были в бешенстве, они постановили убить Игнатьева. И убийцей вызвался стать его родной брат! Игнатьев чудом остался жив — пуля пробила фуражку в сантиметре от головы.


Предложим каждому из вас мысленно примерить на себя фуражку графа Игнатьева и подумать, способны ли вы на такое? А если к этому добавить, что в ходе революции большевики конфисковали родовое имение Игнатьевых и фамильный особняк в Петрограде?


И последнее, что хотелось бы сказать. Помните, как в своё время обвиняли Сталина, вменяя ему в вину то, что он поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян?


Так вот никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) во славе и почёте. А их младшие товарищи, такие как: полковник Б.М. Шапошников, штабс-капитаны А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин, подпоручик Л.А. Говоров, — стали Маршалами Советского Союза.


История давно все расставила по своим местам и как бы не пытались ее переврать всякие радзинские, сванидзе и прочая шушера, не знающая историю, но умеющая получать деньги за вранье, факт остается фактом: белое движение дискредитировало себя.


Источник

Владимир Карпец 

ПРЕЦЕДЕНТ ПОТАПОВА—ЛЕНИНА

 Легенда о "кровавом вожде, великом гении" в его зеркальных версиях: белой ("кровавый вождь") и красной ("великий гений") — как об исключительном творце Октября всё более обнаруживает свою несостоятельность. Как и вообще одномерные трактовки революции и гражданской войны, возникновения, а затем падения Советской власти.
     Февральская революция положила начало распаду России, который продолжался несколько лет. На ее месте возникли — в точности, как в 1991 году — "независимые государства" — Украина, Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Азербайджан, Армения и даже Дальний Восток. Сам Керенский, уже оказавшись за границей, признавался в своих мемуарах, что, продержись Временное правительство до ноября, России как государства не стало бы. 

    Сегодня совершенно очевидно, что Февраль был "спецоперацией" западных, прежде всего британской, разведок, более всего опасавшихся, что в результате военной победы Россия станет второй, если даже не первой, державой мира. Это было для Запада опаснее, чем гипотетическая победа Германии и Австро-Венгрии, впрочем, так же точно "приговоренных" к революции. Февральская революция и свержение Императора Николая II произошли накануне предполагаемого наступления русской армии на Константинополь.
     С самого начала демократического правления в России целенаправленно уничтожался главный институт любого государства — армия. После пресловутого "Приказа №1" она превратилась в безформенную, не способную воевать массу. Тем не менее, Временное правительство продолжало воевать. "После свержения Царя, — писал историк А.Елисеев, — война вообще потеряла свой смысл, ибо произошло ослабление государства и разложение армии. Получалось, что Россия должна была воевать за англо-французские интересы, ведь достижения своих задач, которые она ставила в начале войны, ей уже нельзя добиться. Таким образом, настоящим русским патриотом становился тот, кто желал прекращения войны, но без ущерба для национальных интересов страны" (http://www.ic-xc-nika.ru/texts/2010/fev/n6616b.html).
     Осознание губительности следования по демократическому пути — конкретно для России — возникло прежде всего в недрах русской военной разведки, которая принимает решение о ликвидации Временного правительства и начинает контакты с его наиболее на тот момент непримиримыми противниками — большевиками (монархические организации были запрещены и разгромлены уже в марте-апреле, а многие их активисты тогда же физически уничтожены).
     В "Энциклопедии военной разведки России" (М., 2004) сообщается, что начальник Разведывательного управления Генштаба генерал Николай Михайлович Потапов (1871-1946) сотрудничал с большевиками с июля 1917 года. Документы об этом, крайне важные для понимания глубинной преемственности государственности России, пока что не рассекречены, однако, если и когда это произойдет, будет нанесен сокрушительный удар как по "красной", так и по "белой", не говоря уже о либеральной, историографии.
     Генерал Потапов принадлежал к "милютинской школе" русских геополитиков и руководил военной разведкой еще при Николае Втором. По воспоминаниям большевика М.С.Кедрова, Потапов "после июльских дней предложил через меня свои услуги Военной организации большевиков (и оказывал их)". Военное бюро партии большевиков возглавляли тогда И.В.Сталин и Ф.Э.Дзержинский. Именно летом 1917-го произошло, по сути, разделение русского военного руководства, заложившее основу будущего противостояния "красных" и "белых". Генерал Н.М.Потапов, по сути, возглавлял борьбу с выступившего против Керенского, но за "спасение русской демократии" генерала Л.Г.Корнилова (который весной 1917 года лично возглавил арест Царской семьи и всегда говорил: "Что угодно, только не Романовы"). Совместно с Потаповым действовали военный министр генерал-майор А.И.Верховский, главнокомандующий Северным флотом генерал-аншеф В.Н.Клембовский, начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор М.Д.Бонч-Бруевич. Все они затем готовили октябрьский переворот и стояли у истоков Красной Армии.
     Характерно, что главной ударной силой корниловского восстания была т.н. Кавказская Туземная дивизия, вместе с подразделениями которой на Петроград двигалось большое количество английских офицеров (Англия вела тогда, как, впрочем, и сейчас, борьбу с Россией за господство на Кавказе). В это время в газете "Рабочий путь" И.В.Сталин публикует ряд статей, в которых указывает на связи Корнилова с английской разведкой. Несомненно, эти сведения он получал от генерала Потапова.
     Почему Генштаб ставит на большевиков? Когда страна идет к полному развалу, никакой "консерватизм" ее уже не спасет. Только крайне радикально-революционная сила способна создать силовой полюс. В свое время такую диалектику революции и контрреволюции раскрыл в своих "Размышлениях о Франции" граф Жозеф де Местр, знал о ней Константин Леонтьев, позже об этом много писал в своей книге "Оседлать тигра" Юлиус Эвола.
     В сентябре 1917 года Керенский — вопреки даже прежним планам о созыве Учредительного собрания — объявляет Россию республикой. Это единоличное решение, совершенно не легитимное, с правовой точки зрения, немедленно вызывает к жизни альтернативные планы государственного строительства. Они рождаются именно в среде военной разведки. Современный писатель и исследователь Олег Стрижак утверждает, что уже в сентябре 1917 года оформился "заговор генералов" разведки Генштаба во главе с генералом А.А.Самойло, целью которого было свержение Временного правительства и передача власти Съезду Советов. Для этого военные готовы были использовать большевиков. Без сомнения, за спиной генерала Самойло стояли генерал Потапов и военный министр генерал А.И.Верховский, отставка которого в октябре вызвала крайнюю озабоченность Ленина. Поддержал большевистский переворот в октябре, как известно, Балтийский флот, но то, что командовал им царский контр-адмирал А.А.Развозов, обычно замалчивается.
     Совершенно очевидно, что система Советов уже тогда была полностью противоположна буржуазно-демократической республике, к которой стремились Временное правительство и все политические партии того времени — от кадетов до социалистов (исключение составляла, быть может, часть эсеров). Она является цивилизационно иной, имеет очевидную связь со старинными русскими Земскими соборами — советами всея земли, с земским и губным самоуправлением, казачьим кругом, курултаями азиатских народов России, или, например, с народным ополчением 1612-1613 гг. и при определенных условиях вполне совместима с монархией. ( В 30-е годы идея Царь и Советы станет основой политической программы "младороссов"). Генералы Генштаба не могли не понимать этого. Конечно, понятно, что марксистская идеология большевиков не допускала такого, но военные, разумеется, не могли и думать об увековечении этой идеологии. Впрочем, многие из них, конечно, были скорее прагматиками.
     Не будем забывать, что осенью 1917, Государь и его семья были еще живы, и среди намерений хотя бы какой-то части генералов, среди которых не было прямых и непосредственных участников собственно антимонархического заговора, могло быть и… Впрочем, возможно, это слишком смелые предположения.
     Но самым странным оказывается то, что и большевики — и даже сам Ленин — вопреки всему тому, что он писал и говорил, в определенный момент готовы были, скажем так, к "разным политическим вариантам". Олег Стрижак обращает внимание на довольно загадочную "паническую записку Ленина" 24 октября 1917 года: "Кто должен взять власть? Это сейчас неважно: пусть ее возьмет Военно-революционный комитет или другое учреждение… Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия".
     Так или иначе, ещё в июне 1917 года министр Церетели, социал-демократ, говорил: "Через ворота большевиков войдет генеральская контрреволюция". О том, что Октябрь — не революция, а контрреволюция, говорил уже в эмиграции один из лидеров кадетской партии В.Д.Набоков (отец писателя).
     23 ноября 1917 года Н.М.Потапов был назначен начальником Генштаба и управляющим Военным министерством, с декабря 1917 г. — управляющим делами Наркомвоена. Переоценить этот важнейший шаг невозможно. Возникает закономерный вопрос : кто кем на самом деле руководил?
     А вот что далее пишет Олег Стрижак: "Почему 23 февраля — "день рождения Красной Армии"? Это был позорный день, когда немцы без боя заняли Нарву и Псков. Дело в том, что 22 февраля из Могилева в Петроград приехала большая группа генералов во главе с начальником штаба Ставки Верховного главнокомандования генералом М.Д.Бонч-Бруевичем. Вечером они встретились с Лениным и Сталиным. Трудный разговор продлился до утра, речь шла о спасении России. Требование генералов: немедленное заключение мира, на любых условиях, национализация всей оборонной промышленности — горнорудной, металлургической и прочая … , новая армия строится на основе всеобще воинской обязанности, запретить все солдатские комитеты и советы, никакого обсуждения приказов, железная дисциплина, за воинские преступления — расстрел. Ленин принял все требования. 23 февраля 1918 г. Ленин имел самую тяжелую битву. Его ЦК категорически выступило против мира и против "царской" армии. Ленин ультимативно заявил, что уходит из ЦК. Поздней ночью предложения Ленина были приняты … 4 марта в Республике Советов был учрежден Высший Военный совет, его возглавил генерал Бонч-Бруевич".
     Есть совершенно очевидные факты, которые на протяжении десятилетий замалчивали как советская, так и антисоветская пропаганда. Полковник Императорского Генерального штаба П.П.Лебедев стал начальником Штаба Красной Армии, полковник И.И.Вацетис — Главнокомандующим Вооруженными Силами Республики Советов, полковник Генерального штаба Б.М.Шапошников — начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА (с 1937 года — sic! — начальником Генштаба РККА, в 1941-45 гг. — заместителем Сталина в НК обороны). Генерал-лейтенант Н.Д.Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Н.Н. Петин — Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло — Северным и Восточным. Этот список можно продолжить.
     Флот вообще весь целиком находился в руках старого русского морского офицерства. Им руководили контр-адмиралы М.В.Иванов, В.М.Альтфатер, А.В.Немитц, Балтийским флотом — вице-адмирал А.А.Развозов и др. Безпартийная прослойка адмиралов и капитанов существовала и была влиятельной на протяжении всей истории советского ВМФ.
     Следует ясно и четко сказать: в ходе революционных событий не "народ боролся против военной аристократии", как это представляют, "взаимно меняя знаки", "красные" и "белые" историки, а сама военная аристократия раскололась надвое.
     По оценке военного историка А.Г.Кавтарадзе, в Красную Армию перешло 30% дореволюционного офицерского корпуса, а по оценке С.В.Волкова — 19-20%. А С.Г.Кара-Мурза пишет: "Очень важен для понимания характера конфликта раскол культурного слоя, представленного офицерством старой царской армии. В Красной армии служили 70-75 тыс. этих офицеров, т.е. 30% всего старого офицерского корпуса России. В Белой армии служили около 100 тыс. (40%) офицеров, остальные бывшие офицеры уклонились от участия в военном конфликте. В Красной армии было 639 генералов и офицеров Генерального штаба, в Белой — 750. Из 100 командиров, которые были в Красной Армии в 1918-1922 годах, 82 были ранее царскими генералами и офицерами. Можно сказать, что цвет российского офицерства разделился между красными и белыми пополам. При этом офицеры, за редкими исключениями, вовсе не становились на "классовую позицию" большевиков и не вступали в партию. Они выбрали красных как выразителей определенного цивилизационного типа, который принципиально расходился с тем, по которому пошли белые" (http://www.kara-murza.ru/books/war/civil_war1.htm). Здесь крайне важно следующее: белые в подавляющем своем большинстве не были монархистами. Они стояли за созыв Учредительного собрания или были прямыми сторонниками демократической республики, в лучшем случае стояли "на позиции непредрешения". И.А.Солоневич писал, что если бы хоть один из белых генералов выдвинул лозунг "За крестьянского Царя", победа его была бы обезпечена всеобщей поддержкой. Но этого никогда бы не могло произойти, поскольку сам основатель Белого движения генерал М.В.Алексеев и его главные вожди, прежде всего А.И.Деникин и А.В.Колчак, стояли у истоков свержения монархии и были убежденными республиканцами — более левыми или менее, но левыми. Из всех белых генералов цивилизационным характеристикам России соответствовал, пожалуй, только барон Р.Ф.Унгерн, но удаленность его "Азиатской дивизии" от основных политических центров страны заведомо делала возможность его успеха сугубо проблематичной.
     Не вина "поставивших на Ленина" русских генералов и офицеров в том, что в конечном счете уже сразу после победы в гражданской войне их (за исключением некоторых особо приближенных к Сталину, того же Потапова или Шапошникова) начало постепенно уничтожать ОГПУ, в особенности при Г.Ягоде, когда сам И.В.Сталин еще отнюдь не был "самодержавен", а в армии на полтора десятка лет восторжествовала, с одной стороны, близкая к троцкистам группа Тухачевского—Якира (при всей неоднозначности самого М.Н. Тухачевского), с другой — достаточно серая "пролетарская прослойка", повязанная к тому же весьма сомнительными брачными узами.
     С другой стороны, совершенно справедливо пишет на портале Фонда стратегической культуры Юрий Рубцов: "Как бы мы ни осуждали большевистский режим, историческая реальность такова, что именно этот режим, а не Временное буржуазное (масонское) правительство сохранил для нас территорию Великой России в политической форме СССР" (http://www.fondsk.ru/article.php?id=1735).
     "Уроки Октября" (используя выражение Троцкого, но с однозначно противоположными троцкизму смыслами) состоят в следующем. При определенных условиях — к сожалению, сдача геостратегических позиций России плюс антисоциальная экономическая политика, осложненные тяжелой международной обстановкой, могут к ним привести — в случае распада или угрозы распада страны — "прецедент Потапова—Ленина" может оказаться спасительным, и потребуется взаимодействие оставшихся государственников с наиболее крайними, наиболее "отвязанными" силами (разумеется, это уже не будут марксисты). Из среды революции — контрреволюция. Следует ли этого желать? Разумеется, нет. Твердое, устойчивое, пусть даже более медленное утверждение и укрепление государственности, ее полноценная "достройка" (если использовать выражение А.Елисеева), стократ желательнее. Но может — очень даже может — сложиться ситуация, при которой такой ход событий станет необратимым, и тогда этот вызов истории надо будеть принять и оседлать.

Источник

Настоящий мозг революции 1917 года. 

Андрей Фурсов.




Потаповы, как царское Военное министерство стало Народным комиссариатом по военным делам – Плошкин В. В.

Потаповы, как царское Военное министерство стало Народным комиссариатом по военным делам – Плошкин В. В.

Генералитет российской императорской армии и флота от Петра I до Николая II

SILENZIUM The battle goes on (И вновь продолжается бой) [Official Video]





И вновь продолжается бой! The Battle is Going Again! (English Lyrics)




Выпьем за Родину, выпьем за Сталина! ("Волховская застольная", кинохроника)





Комментариев нет:

Отправка комментария