воскресенье, 19 июня 2016 г.

Памятник «Тысячелетие России».Многовековая история в событиях и лицах.

.
Тысячелетие России
Картина Виллевальде «Открытие памятника Тысячелетие России» 
памятник Тысячелетие России

Источник фото

Я рад отечества блаженству:
Дай больше небо таковых,
Российской силы совершенству,
Сынов ей верных и прямых!

Г. Державин


Новгород... Тысячи и тысячи людей со всех концов бескрайней России (исправлено), сыны и дочери всех наций и народностей, населяющих нашу страну, множество гостей из-за рубежа приезжают сюда. Они идут через широкую арку крепостных ворот в кремль, к мощному колоколу из бронзы и гранита - памятнику «Тысячелетие России». В древнем городе, средоточии архитектурных и художественных ценностей мирового значения, это сейчас, пожалуй, одна из самых популярных достопримечательностей. Памятник этот уже более ста лет украшает центральную площадь древнего Новгородского кремля. Автор монумента - замечательный русский художник Михаил Осипович Микешин. Памятник был открыт 8 сентября 1862 года. Дата эта была избрана не случайно. Согласно народному преданию, записанному в старейшей русской летописи, в 862 году произошло призвание варягов на Русь, и с приходом в Новгород варяжского «гостя» - князя Рюрика началась будто бы история Русского государства. Современная (исправлено) историческая наука безусловно отвергает и самый факт так называемого «призвания варягов» и не подтверждает летописную дату «основания» Русского государства. Нашим современникам понятно, что сколько-нибудь точную дату возникновения древних государств вообще не представляется возможным установить. Для нас эта дата - всего лишь историческая легенда, хоть и освященная тысячелетней древностью.

...Своими очертаниями памятник «Тысячелетие России» напоминает гигантский колокол, опущенный на землю. На мощном гранитном постаменте покоится бронзовый шар в виде «державы» - символа верховной власти. Вокруг «державы» располагается сложная многофигурная композиция. Она разделена на шесть групп. Каждая из них строится вокруг одной центральной фигуры. Эти группы, по мысли автора памятника, должны были символизировать важнейшие, ключевые периоды истории России. Рюрик - зарождение Русского государства, князь Владимир - расцвет Киевской Руси, Дмитрий Донской - выступление против татаро-монгольского ига, Иван III - образование Русского централизованного государства, Минин и Пожарский - победа над шведско-польскими интервентами и, наконец, фигура Петра I - выход России к морям и преобразование страны.

Само собой разумеется, подобная периодизация сегодня выглядит по меньшей мере наивной. Нашим современникам, разумеется, хорошо понятна вся условность такой «персонификации» исторического процесса. Советская наука давно уже разработала принципиально новую периодизацию отечественной истории, и она, эта периодизация, основана прежде всего на социально-экономических принципах. Однако, говоря о роли самого Микешина, следует заметить, что указанное выше толкование прошлого разработал отнюдь не он - художнику приходилось исходить из того, что признавала тогдашняя наука.

На вершине шара расположен ангел с крестом - этот крест верхняя точка памятника. Рядом - склоненная женщина в национальном платье, символизирующая Россию. Пластика этой группы умело подчеркивает мощь и монолитность двух нижних составных частей всей композиции.

В основании памятника, на высоте человеческого роста, по окружности гранитного постамента тянется бронзовый горельеф, на котором изображены 109 скульптурных портретов в полный рост. Задумано это было как общий памятник знаменитым людям России за десять веков ее истории. И среди них есть немало людей поистине выдающихся. Здесь мы видим создателей славянской азбуки Кирилла и Мефодия, патриарха отечественной историографии Нестора, смелых витязей Киевской Руси, полководцев и адмиралов нового времени, государственных деятелей, писателей, художников, народных героев - Ермака, Ивана Сусанина.

Таков общий вид памятника «Тысячелетие России», каким он предстает на первый взгляд. Но прежде чем подробно описывать произведение Микешина, следует рассказать о создании памятника, его судьбе, а также и о творческом пути автора.

Памятники, как и люди, имеют свою судьбу. И судьба эта тоже бывает разной - счастливой и несчастливой. Жребий, выпавший на долю памятника «Тысячелетие России», оказался нелегким.

Блестящие творения русского искусства, бережно сохраненные новгородцами на протяжении веков, не пользовались в прошлом вниманием так называемой образованной публики. В большинстве своем эта публика не ценила гения своего народа, достопримечательности Парижа знали куда лучше, чем древние храмы Новгорода и Пскова.

Первые полвека своего существования памятник «Тысячелетие России» не имел широкой популярности. О нем вспоминали редко, а если и вспоминали, то чаще всего в либерально-снисходительном тоне.

Наступили великие и суровые дни революции и гражданской войны. К счастью для культурного наследия России, Новгород на этот раз волей истории оказался в стороне от фронтов и сражений. Мрачная паутина окопов не прочертила мостовые его древних улиц и площадей, снаряды не рвались вокруг зубчатых стен его кремля.

Шло время. Настал памятный 1941 год. Полчища врагов кровавым наводнением пытались затопить землю Родины. Великий Новгород, где со дней смутного времени не ступала нога чужеземного завоевателя, оказался под пятой врага: 15 августа 1941 года в город вошли немецко-фашистские войска. Враг стремился уничтожить не только наше государство, но и лучшие творения нашего народа. Вот почему были разорены Дом-музей Чайковского, дворцы Петергофа, Ясная Поляна.

Под куполами прекраснейших новгородских церквей захватчики устроили пулеметные гнезда; стены храмов, расписанные великими русскими художниками, осквернялись наглой и глумливой солдатней, расположившейся здесь. Нацистский генерал фон Герцог, служивший в штабе немецкой армии, осаждавшей Ленинград, приказал разобрать памятник «Тысячелетие России» и вывезти в Германию. Этот «ценитель» прекрасного решил сделать подарок своему другу в фатерланде и украсить русской бронзой его поместье.

Кощунственное дело разорения памятника началось зимой 1943/44 года. Оккупанты, вооруженные автогеном и ломами, обрушили наземь скульптуры памятника, разломали их на части. Для того чтобы сподручнее было перетаскивать тяжелую бронзу, от новгородского железнодорожного вокзала прямо к основанию памятника проложили рельсы узкоколейки.

Казалось, гибель памятника была предрешена. Еще несколько дней или, быть может, даже несколько часов - и бронзовые скульптуры, украшавшие Новгородский кремль, разделили бы судьбу знаменитой статуи Самсона, Янтарной комнаты и других ценностей, похищенных оккупантами при осаде Ленинграда и пропавших бесследно.

Уже отошли от платформы новгородского вокзала вагоны, увозившие литые фонари и решетку, окружавшие памятник, - судьба этих прекрасных образцов русского литья неизвестна и по сей день. Но основного враг не успел.

...20 января 1944 года наша армия освободила Новгород. Страшное зрелище запечатлели линзы фотоаппаратов. У подножья оскверненного памятника в трагически неестественных позах лежали запорошенные снегом бронзовые фигуры. В разбитые купола соседнего Софийского собора смотрело низкое зимнее небо.

Мимо белокаменной Софии,
Волховские кинув берега,
Я и сам прошел тогда впервые
Городом, отбитым у врага.

На кремлевской площади в сугробах -
Витязей поверженных тела...
Их пытал тупой немецкий обух,
Грызла и калечила пила.

Но жива, жива литая бронза.
Хмуро смотрит Петр за горизонт,
Будто видит накрененный косо
К Гангуту идущий галиот...

Нет, ничем нельзя убить победу!
Снова новгородские полки
На закат по вражескому следу
Двинулись от Волхова-реки -


(Так свидетельствовал о тех днях известный поэт П. Н. Шубин.)
 
За время оккупации Новгорода из 2532 домов было разрушено 2508. Эта чудовищная статистическая справка не требует каких-либо пояснений. По существу город нужно было строить заново. Весь город.

Возрождение древнего Новгорода началось тотчас же. Вся страна помогала новгородским строителям. Советское правительство нашло возможным выделить в военное лихолетье средства, необходимые для неотложных восстановительных работ. И в числе первых (если можно так выразиться!) строительных объектов разоренного Новгорода стал памятник «Тысячелетие России». В этом деянии, совершенном скромно, как нечто само собой разумеющееся, сказалось величие духа сынов нашей земли: нельзя строить будущее, не озаботясь сбережением прошлого.

И вот уже 2 ноября того же 1944 года памятник «Тысячелетие России» был восстановлен. В этот день на площади в виду стен древнего Софийского собора состоялось скромное, но достойное торжество: открытие памятпика. Еще шла войпа. Еще лежали в развалинах новгородские дома, и много, нескончаемо много накопилось срочных и важных дел, но памятник уже возвышался в центре города.

Ныне все больше и больше любознательных людей со всех концов страны совершает паломничество в Новгород. И все они - все без исключения - осматривают памятник «Тысячелетие России». Во всякий час у гранитного колокола, одетого в бронзу, собираются люди - молодые и пожилые, группами и в одиночку... Они неспешно обходят монумент и пристально, внимательно рассматривают возвышающиеся на постаменте фигуры. Открытки с видами памятника выпускаются бесчисленными тиражами и расходятся по всей стране. Нет книги или путеводителя о Новгороде, где бы не нашлось изображения этого памятника.

Популярность эта есть выражение народного признания памятника, его большого исторического и художественного значения.

Но, к сожалению, сегодня не все хорошо знают о его создателе. А между тем творения этого художника имеют поистине общенациональную известность. И говоря о памятнике «Тысячелетие России», нельзя не помянуть добрым словом его создателя.

Микешин родился 9 февраля 1836 года в самом центре России - на Смоленщине, в селе Максимовна, что близ города Рославля. Отец его, Осип Егорович, занимался торговлей. То был отчаянный, отважный человек. Во время Отечественной войны 1812 года он воевал в знаменитом партизанском отряде Фигнера, был отмечен наградами. Капиталов он себе, однако, не составил и умер, когда его сын Михаил едва подрос. В наследство будущий художник ничего не получил от своего отца, кроме доброго имени. Жил он, как жили все его деревенские сверстники в том певучем, привольном краю. Но с детства таилось в нем нечто такое, что выделяло его среди всех. Это талант художника. Михаил Микешин учился рисовать у местного иконописца Тита Андронова. Нам ничего не известно об этом его первом учителе. Но позволительно предположить: не от русского ли народного искусства воспринял одаренный мальчик гордость за величие своей отчизны? Не здесь ли, в Смоленской земле, что веками первой встречала чужеземного врага, не на этой ли земле запала в его сердце гордость за свой народ и ратные его подвиги?

Способности юного Микешина заметил соседний помещик. В 1852 году он на свои средства отправил шестнадцатилетнего Михаила в Петербург в Академию художеств. Михаил выдержал испытания и был принят в академию. Он стал учиться в классе батальной живописи у профессора Б. П. Виллевальде.

Итак, вместо скромной деревни Максимовки - гранитный берег Невы и блестящий Румянцевский обелиск, что стоит рядом с академией, - так волшебно изменились декорации на жизненном пути Микешина. Скольким молодым талантам отравил душу воздух столицы, сколько их потеряло свое призвание в лабиринтах чужих мнений, проповедуемых самоуверенно и шумно. Но, видно, в юном Микешине заложен был здоровый п крепкий дух: он не растерялся в столичной суете, он искал свой путь в искусстве, много работал.

В 1858 году Микешин окончил Академию художеств с большой золотой медалью и получил право поехать за границу на шесть лет «с государственным содержанием». Молодой художник отказался от этого соблазнительного предложения: свое призвание он видел в России и героев своих искал на ее земле.

Тем временем приближалось тысячелетие Российского государства. В 1859 году был объявлен конкурс на лучший проект памятника. В назначенный срок специальная комиссия рассмотрела представленные эскизы. Их оказалось много - пятьдесят семь! И лучшим был признан проект никому не известного еще выпускника Академии художеств Михаила Микешина. Победителю было в ту пору только 23 года.

Более двух лет трудился Микешин над осуществлением своего замысла. Размах работ был грандиозен. Предстояло объединить в единое целое произведения нескольких скульпторов, трудившихся вместе с ним над созданием памятника. Кроме того, на плечи молодого Микешина легли немалые хлопоты чисто организационного характера - заниматься отливкой скульптур на литейном заводе, руководить работой каменотесов и землекопов и т. п. И надо сказать, что уроженец смоленского села проявил здесь немалую практическую сметку и деловитость. В чрезвычайно короткий срок все необходимые работы были благополучно закончены.

8 сентября 1862 года (по старому стилю; следовательно, 20 сентября - по-новому) состоялось официальное открытие памятника. Теперь уже не Микешин и другие создатели монумента играли хоть сколько-нибудь заметную роль: на первый план выступили сановные фигуры. В провинциальный Новгород прибыл император, его многочисленная свита, высшие военные и гражданские чины, церковные иерархи. Царское самодержавие пыталось использовать тысячелетие Русского государства в своих узко классовых, узко сословных целях. Мол, Русь всегда, испокон веков и ныне и присно будет Русью царской, самодержавной... Об этом и пытались говорить казенные ораторы на берегах Волхова в те сентябрьские дни.

Передовая общественность России с негодованием отвергла своекорыстный подход к памятнику Микешина. Резко отозвался на этот счет А. И. Герцен в своем «Колоколе». Он ядовито отметил, что день официального праздника у подножья памятника совпал с объявлением о новом рекрутском наборе. Более того: во время празднования 1000-летнего юбилея Русского государства Александр II сказал новгородским крестьянам, которых местные власти привели на «высочайшую аудиенцию», чтобы они не надеялись на новые реформы, а спокойно, мол, платили бы подати... Практический, так сказать, пример «единения» петербургской бюрократии с «народом».

Следует подчеркнуть, что во всех выступлениях Герцена и его единомышленников по поводу юбилея не было сказано ни слова осуждения в адрес художественных и иных достоинств памятника, а также в адрес его создателей. Демократическая общественность протестовала против попыток использовать празднества в Новгороде в корыстных интересах помещичьего класса.

Пышные торжества в Новгороде продлились несколько дней. Салюты, парады, молебны, балы сменяли друг друга. Торжества эти отшумели и забылись, а творение Микешина осталось на века.

Так начался творческий путь Микешина в искусстве. С тех пор и до самой своей кончины, не покладая рук, трудился он над главной темой своей жизни: прославить величие своей Родины. Здесь нет возможности подробно говорить об этом. Но вот хотя бы сухой перечень творений Микешина: памятники Козьме Минину в Горьком и Ивану Сусанину в Костроме, памятники в честь русского оружия в Полтаве и Севастополе, памятники Ермаку в Новочеркасске и адмиралу Грейгу в Николаеве, памятник Богдану Хмельницкому в Киеве, скульптурные двери и часовня князя Пожарского в Суздале... Художник спешил воплотить в своем творчестве все великие события отечественной истории.

Следует сказать несколько слов о Микешине-иллюстраторе. В этой области он работал много и необычайно продуктивно - им созданы тысячи рисунков и эскизов такого рода. Не все в этом огромном наследстве имеет бесспорную ценность, есть - и немало! - работ поверхностных, недостаточно глубоких, однако и достижения здесь также бесспорны. Это прежде всего иллюстрации к Пушкину и Гоголю, к поэмам Тараса Шевченко, рисунки на сюжеты русских былин, которые художник особенно любил.

Произведения Микешина украшают Белград и Лиссабон. В столице братской Сербии по его проекту сооружен памятник Михаилу Обреновичу - одному из первых правителей страны, сбросившей оттоманское иго, сторонника сближения с Россией. В далеком Лиссабоне Микешин создал монумент в честь португальской конституции.

Уже в самом конце жизни, пораженный тяжелой болезнью, Микешин принял участие в международном конкурсе на памятник героине французского народа Жанне д'Арк. Бесспорно, что постичь душу иного народа может только тот художник, который постиг душу народа своего. Созданный Микешиным эскиз памятника Жанне д'Арк является одним из лучших его произведений: видно, что художник работал над ним с подлинным вдохновением. Образ Жанны был дорог его сердцу, ибо всю жизнь он славил в людях героические дела и чувства. В силу случайных причин на этом конкурсе проекту Микешина предпочли другой.

Михаил Осипович Микешин скончался 10 января 1896 года, не дожив тридцать дней до своего шестидесятилетия. По единодушным отзывам современников, был он человеком добрым, веселым, жизнерадостным.

Природа вообще оказалась щедра к нему: он был высок ростом, очень красив, необычайно силен. Любознательный и энергичный человек, Микешин очень много путешествовал. Из современных ему художников только Верещагин превосходил его в этом увлечении.

Микешин долгие годы жил в Петербурге, в доме № 128 по набережной Фонтанки. Здесь он и скончался. Дом этот стоит по сию пору.

Памятник «Тысячелетне России» является самым значительным произведением в творчестве Микешина. Здесь получило законченное выражение его художественное дарование, его любовь к отечественной истории - любовь, которой он остался верен всю жизнь. Наконец, и чнсто физический объем работ был тут чрезвычайно велик. Жителей второй половины XX столетия, кажется, трудно удивить крупномасштабными величинами. Однако некоторые количественные характеристики памятника и сегодня не могут не произвести впечатления. Основание его сложено из сердобольского гранита, для чего потребовалось доставить в Новгород с берегов Ладожского озера 6 глыб весом по 35 тонн каждая. На скульптуру памятника, изготовленную на Петербургском литейном заводе, ушло 65 тонн бронзы. Для того чтобы эта трехсоттонная громадина непоколебимо стояла на земле, в основание памятника был заложен мощный фундамент глубиной в 10 метров (для сравнения укажем, что вся высота композиции от основания до вершины креста - 15 метров). Можно себе представить, какой гигантский труд потребовался для этих работ в то время, когда паровоз еще не переставал удивлять людей!

По общему плану, разработанному Микешиным, трудились скульпторы И. Н. Шредер, Р. К. Залеман, Н. А. Лаврецкий, М. А. Чижов,

А. М. Любимов. Микешину потребовалось немало усилий, чтобы слить в единый пластический образ работы разных мастеров, хотя они и выполняли его предначертания. И в этом он проявил достаточно энергии, настойчивости и необходимого такта.

Велики были и затраты на сооружение памятника. В общей сложности они составили 400 тысяч рублей. Из этих средств десятки тысяч были собраны посредством добровольных пожертвований, которые проводились по всей России и в которых принимали участие самые различные слои населения.

Памятник «Тысячелетие России» поставлен в городе, где сохранилось множество величайших творений русского искусства, имеющих общенациональное и мировое значение. По другую сторону Волхова в церкви Спаса на Ильине - фрески великого Феофана Грека, а рядом, буквально в двух шагах - золоченые купола одного из старейших в России Софийского собора с мозаиками XI века. Велика нравственная ответственность художника, который ставит свое произведение в подобном соседстве.

Памятник, созданный Микешиным, органически входил в ансамбль Новгородского кремля. Здания XIX века, расположенные с востока и запада от памятника, образуют вместе с ним единое стилевое и архитектурное целое, составляют законченный ансамбль площади. И высота, и масштабы памятника выбраны столь соразмерно и тактично, что он не только не подавляет, а даже подчеркивает стройный силуэт Софийского собора.

Как уже говорилось, существенной частью памятника «Тысячелетие России» являются скульптурные изображения исторических персонажей и аллегорических образов, которых насчитывается в общей сложности 129. Здесь нельзя не признать, что Микешин совершил некоторый архитектурный просчет. Скульптурное исполнение большинства фигур превосходно, некоторые просто потрясают своей необычайной выразительной силой, смелостью и глубиной пластического решения. Однако глаз наш невольно утомляется от столь тесной концентрации скульптуры, хотя и очень совершенной. И возникает желание как бы раздвинуть фигуры памятника, дать им больше простора, воздуха, чтобы рассмотреть, ибо фигуры заслоняют одна другую, обзор их ограничен.

Верхнюю часть композиции памятника образует бронзовый шар, изображающий «державу» (его диаметр около четырех с половиной метров). На нем расположена скульптурная группа: ангел, держащий крест, и склоненная перед ним женщина, символизирующая Россию. Эти скульптуры выполнил непосредственно Микешин вместе со Шредером. И эти фигуры - в особенности женщина - удались превосходно. Лицо женщины - то самое лицо «величавой славянки», о котором писал Некрасов. Плащ свободными складками льется вниз, подчеркивая плавно и спокойно склонившуюся фигуру, исполненную глубокой внутренней сдержанности и сосредоточенности. Прекрасный образ русской женщины, сильной и самоотверженной, живущей сложным духовным миром, - этот образ достойно венчает памятник России.

По периметру бронзового шара сделана надпись славянской вязью: «Свершившемуся тысячелетию Российского Государства в... лета 1862». Надпись эта является примером той дробности, упрек в которой в данном случае справедлив: с нижней точки эта строка плохо видна и не читается.

По нижнему периметру шара расположено шесть скульптурных групп, каждая из которых символизирует один из важнейших периодов истории России в соответствии с представлениями тогдашней дворянской историографии (высота каждой скульптуры - около трех с половиной метров).

С южной стороны, в направлении Киева стоит Рюрик в остроконечном шлеме с остроконечным щитом, в звериной шкуре, наброшенной на плечи. На щите надпись: «Лета 6370». (До Петровского времени летосчисление в России велось от «сотворения мира», по современному календарю это 862 год, легендарная дата появления Рюрика в Новгороде.) Характерно, что Рюрику приданы черты не варяжского, а славянского воина. В сущности, Микешин отходит здесь от официально бытовавшей в ту пору так называемой «норманнской теории» (согласно которой русские якобы неспособны к самостоятельному развитию и наше государство создано пришельцами-норманнами, варягами; характерно, что эту теорию всякий раз берут на вооружение враги нашей страны - так было в прошлом, так остается и поныне). Лицо Рюрика, его оружие, одежда - все это подчеркнуто русское, славянское. Перед нами молодой и отважный русский воин, собравшийся в поход. Взгляд его, обращенный *** потомков остался прежде всего как талантливый политик, умело отражавший нападения внешних врагов.

Чрезвычайно интересно исполнен скульптурный портрет Александра Невского, с которым связаны блестящие страницы новгородской истории. Микешин изобразил его не в традиционном образе полководца и воина. Мы видим в нем не только человека, привычно носящего боевые доспехи, не только рослого и широкоплечего витязя, мы видим умное и тонкое лицо мыслителя и дипломата. Так оно и было на самом деле. Александр Ярославич известен потомкам в основном своими знаменитыми военными победами на Неве и на льду Чудского озера. Не все знают, что он был крупный политик и дипломат, который вел сложные и напряженные отношения и с Золотой Ордой, и с папой римским, и со скандинавскими странами. И сам по себе был человек непростой и противоречивый. Все это мы прочтем в его образе, изваянном на памятнике.

В этом разделе горельефа мы без труда угадаем хорошо знакомую нам по многочисленным изображениям фигуру Богдана Хмельницкого. Замечательный полководец и политический деятель украинского народа изображен в национальном костюме с гетманской булавой в руке. Лицо его задумчиво. Кажется, он думает о своей подневольной родине, разоряемой нашествиями врагов. Но тверд взгляд, решителен поворот головы: путь, избранный им, - правый путь, только в единении с русским народом обретет многострадальная Украина покой и процветание.

Прекрасен образ народного героя Ивана Сусанина. В лихую годину смутного времени, когда вражеские полчища терзали Русь, он завел отряд интервентов в дремучие костромские леса, погубил их и погиб сам. Сусанин изображен умирающим. Теряя силы, он медленно склоняется к земле. Голова запрокинута, лицо выражает сдержанное страдание, однако оно не искажено гримасой ужаса или страха. Так умирали русские люди, до конца исполнившие свой долг. Так шли на смерть потомки Ивана Сусанина в Великую Отечественную, известные и безвестные наши герои.

Среди персонажей отдела «Военные люди и герои» нашли свое достойное место полководцы нового времени. Это прежде всего Суворов и Кутузов, Багратион, Барклай де Толли, адмиралы Корнилов, Нахимов, Лазарев. Всех их мы узнаем по хорошо нам знакомым реальным изображениям. На горельефе памятника зритель легко угадает хладнокровного и уравновешенного Барклая, и мудро спокойного Кутузова, и строгого, предельно сдержанного, кажется, даже застенчивого героя Синопа - адмирала Нахимова. С веселой удалью смотрит с горельефа прославленный донской атаман Платов. Чуть улыбаясь в усы, лихой атаман словно любуется на своих казаков, летящих с пиками наперевес навстречу наполеоновским шеренгам. Корнилов - скромнейший из скромных наших героев, тот самый, кто, говоря словами поэта, всегда был «отец солдатам». Или Лазарев - прославленный боевой флотоводец и отважный мореплаватель, - его имя навеки осталось на географических картах холодной Антарктиды.

Имена эти - драгоценное достояние нашего народа во все времена. Советский народ свято чтит их память. Пять персонажей этого раздела памятника органически вошли в жизнь нашей Советской Армии: среди самых славных боевых наград по праву считаются ордена Александра Невского, Богдана Хмельницкого, Суворова, Кутузова и Нахимова.

На горельефе имеется и прекрасный портрет фельдмаршала Салтыкова. Этот замечательный военачальник начал свою службу рядовым солдатом еще в петровское время. И вершины славы достиг в 1759 году, когда он во главе русской армии разгромил в битве при Кунерсдорфе прусского короля Фридриха II, считавшегося лучшим полководцем своего времени. Кто бывал в Эрмитаже, тому довелось видеть один из любопытнейших экспонатов музея - черную треуголку Фридриха, которую он потерял, спасаясь бегством от русских. И эта шляпа - трофей фельдмаршала Салтыкова.

В ряду персонажей этого отдела выделяется один образ, отмеченный предельным драматическим напряжением. Тверской князь Михаил Ярославич - это одна из самых трагических фигур в старой русской истории. В начале XIV века, когда Золотая Орда находилась в зените своего могущества, он попытался бороться с татарами. Он одержал победу на поле боя, но дорого поплатился за эту свою победу. Князь был вызван в Орду. Он поехал, стремясь отвратить от родной земли неминуемое и страшное нашествие. И там, в ставке хана Узбека, был зверски замучен. На памятнике Михаил Ярославич изображен с непокрытой головой, он стоит на коленях. Его лицо исполнено непреклонной, неодолимой решимости и такой силы духа, которую нельзя сломить ничем.

Другой отдел горельефа назван «Государственные люди» (всего 26 фигур). Он начат портретами киевских князей Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. В их облике скульптор изобразил деятелей, озабоченных укреплением Руси. Это романтизированные образы правителей государства. Ярослав держит в руках пергаментную рукопись: это знаменитая «Русская правда» - старейший свод законов. При Ярославе древнейшие обычаи были впервые записаны и кодифицированы, что имело огромное положительное значение для того времени. Владимир Мономах изображен на памятнике как олицетворение ума, благородства, духовного и физического совершенства, каким остался он в народных преданиях. Мономах был последним князем, объединившим Русь от Балтийского до Черного моря, от Буга до Волги. После его смерти усилился распад страны на удельные княжества, всюду полыхали смуты и междоусобицы, а нашествие татаро-монголов уже надвигалось... И долгое время представление о Руси великой и единой связывалось в народе с именем Мономаха.

В этом же разделе памятника находятся фигуры видных деятелей Великого княжества Литовского. Сильное и самостоятельное государство, включавшее в себя в иные времена Витебск и Смоленск, Чернигов и Киев, Литовское княжество впоследствии прочно вошло в состав единой Русской державы. Гедимин и его сын Ольгерд были выдающимися политиками и полководцами. Особенно колоритной получилась скульптура Гедимина: перед нами высокий могучий старец в боевых доспехах, седобородый воин, проведший всю жизнь в походах и сражениях. Любопытная деталь: за фигурами Гедимина и Ольгерда помещено изображение языческого божества. Дело в том, что в Литве вплоть до XIV века господствовала языческая религия и лишь потом проник католицизм.

Литовский князь Витовт представлен в виде рыцаря. Свое имя он прославил борьбой с германской агрессией в Прибалтике. Он был одним из организаторов победы над Тевтонским орденом при Грюнвальде (1410 г.). Микешин стремился выразить в своем памятнике мысль о том, что Россию строили и создавали все народы, вошедшие в состав многонационального государства. Укажем попутно, что в отделе «Военные люди и герои» нашел свое достойное изображение смелый литовский военачальник Кейстут.

Широко представлены на памятнике деятели Руси XVI века - времени, часто называемого эпохой Ивана Грозного. Это замечательные реформаторы Сильвестр и Адашев, много сделавшие для укрепления Русского государства, это царица Анастасия, первая жена Грозного, которой, как гласит предание, удавалось смягчать неистовый и жестокий нрав царя (она рано скончалась, ей не исполнилось еще и тридцати лет). Как и все женские образы на памятнике «Тысячелетие России», скульптурный портрет Анастасии выполнен превосходно. Это молодая женщина с лицом, отмеченным строгой и сдержанной красотой. В движении ее рук, в слабом наклоне головы, во всем ее облике сквозит печаль - печаль жены и матери, предвидящей, предчувствующей трагическую судьбу ее близких. И в образе Анастасии, со сдержанной мольбой прижимающей руку к сердцу, видится пам пе царица - величаво холодная и недоступная, а та земная, всем знакомая русская женщина, которая готова вынести любое тяжкое бремя, ниспосланное ей судьбой.

На памятнике много лиц из эпохи Ивана Грозного. В разделе «Военные люди и герои» имеется чрезвычайно выразительный, выполненный с большой любовью скульптурный портрет знаменитого полководца Михаила Ивановича Воротынского. Именно под его руководством русское войско взяло Казань в 1552 году. В 1572 году Воротынский на южных границах Москвы разгромил огромное войско крымского хана Девлет-Гирея. А через несколько лет этот замечательный полководец (ранее уже подвергавшийся опале) был замучен царем-самодуром. Кстати, еще раньше такая же печальная судьба постигла Сильвестра и Адашева.

Очень интересно во 2-м отделе горельефа решен образ Петра I. В верхней композиции памятника изображение царя-реформатора получилось несколько парадным и выспренним. Не портрет, а чистая аллегория. Здесь же, на горельефе, Петр исполнен в точном соответствии с пушкинскими словами:

То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющий душой
На троне вечный был работник.

 
В энергичном повороте головы, в решительном движении всей его фигуры мы сразу угадываем «мореплавателя и плотника», одетого в строгий мундир Преображенского полка, без всяких регалий и знаков императорского отличия.

Раздел «Писатели и художники» самый, если можно так выразиться, «малолюдный» среди других разделов горельефа, здесь всего 16 фигур. Тут представлены деятели русской культуры лишь с XVIII века. В этом разделе горельефа нет Андрея Рублева и Феофана Грека, Дионисия и Симона Ушакова, Федора Коня и Бармы Постника, Ивана Федорова. В этом сказалась некоторая недооценка всемирно исторического значения древней русской культуры и искусства, что было свойственно части отечественной интеллигенции прошлого века и чего, как видно, не смог избежать даже такой художник-патриот, как Микешин. К тому же в XIX веке даже образованные люди в России плохо знали древнерусскую художественную культуру.

Все лица, изображенные в этой части горельефа, хорошо известны нашим современникам: для того, чтобы узнать Ломоносова, Крылова или Гоголя, не нужно разбирать славянскую вязь, которой написано на цоколе памятника имя каждого персонажа. Все без исключения скульптурные портреты здесь - реальные, а не рожденные воображением художника, как многие другие исторические персонажи, жившие ранее XVIII века. Не все эти портреты получились в равной мере удачными: несколько суховато решены образы Глинки и Брюллова, маловыразителен Грибоедов. Прекрасно исполнены деятели XVIII века. Вот Ломоносов - молодой, полный энергии и воли. Его лицо - лицо русского крестьянина, черты лица даже несколько грубоваты. Но оно светится необычайной одухотворенностью и благородством, темпераментом и живостью ума. Таков он и был, этот замечательный русский самородок, который прямо из архангельского села шагнул в высшие пределы искусств и наук.

На памятнике выразительно передан характер Державина, мыслителя и поэта, задумчиво сидящего в свободной позе. Рядом с ним стоит с книгой в руке создатель русского национального театра Федор Волков, еще молодой, с вдохновенным лицом и изящным пластическим жестом.

Чрезвычайно удачным получился портрет Лермонтова. Нам представляется, что это вообще одно из лучших его изображений в скульптуре. Сосредоточенно и грустно смотрит поэт с горельефа. Видит ли он белый треугольник паруса в морской дали? Или одинокий монастырь в горах? Или огоньки проезжих деревень в зимние сумерки?.. Хорош Крылов. Это тот самый «дедушка Крылов», которого мы представляем себе с детства, не зная даже реального его портрета. Добродушный и медлительный, он удобно раскинулся в кресле. Но мудрые глаза его видят все. И взгляд его внимателен и строг. И вот, наконец, мы видим Пушкина... Велика ответственность художника, взявшего на себя смелость воссоздать его образ - на холсте ли, в мраморе, на подмостках сцены. Слишком часто эта смелость оборачивалась обидным и болезненным поражением. И надо признать, что портрет Пушкина на горельефе памятника «Тысячелетие России» сделан достойно, с глубоким уважением к нашему национальному поэту. Это уже зрелый Пушкин, Пушкин «Медного всадника» и «Капитанской дочки», Пушкин, размышляющий о судьбе своего народа и верящий в великую судьбу его...

Последний раздел горельефа - «Просветители» (31 фигура). Здесь изображены княгиня Ольга, супруга киевского князя Игоря, Максим Грек, философ и публицист XVI века, волынский князь Острожский, основатель школ и типографии (у него работал первопечатник Иван Федоров после своего вынужденного отъезда из Москвы). Большинство лиц, составляющих эту часть композиции, - церковные деятели. Бесспорно, что некоторые из них сегодня для нас не представляют большого интереса. Но все ли?

Монахом Киево-Печерского монастыря был, например, летописец Нестор, личность вполне реальная и притом очень крупная, это патриарх отечественной историографии. Выразительна фигура этого высокого, сухого старца в монашеской рясе; его худое, аскетическое лицо и мудрый взгляд человека, познавшего мир, сразу же обращают на себя внимание.

Видной фигурой в бурной истории XIV века является и Сергий Радонежский, основатель Троице-Сергиева монастыря. Говоря о деятельности Сергия Радонежского, следует вспомнить известное положение Ф. Энгельса о том, что в эпоху средневековья выступления масс часто проявлялись «в религиозной одежде» {К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 314.}. В этой связи уместно напомнить, что Сергий играл определенную роль в борьбе с татарским ханством. Он ободрял колеблющегося Дмитрия, он побуждал других русских князей идти против Золотой Орды вместе с московскими полками, он послал двух своих иноков Ослябю и Пересвета на Куликово поле. И Пересвет первым начал эту великую битву и первым пал в ней.

На горельефе памятника изображен также Стефан Пермский. Имя его мало что скажет большинству туристов, приезжающих сегодня в Новгород. Между тем в экспозиции краеведческого музея Коми АССР в городе Сыктывкаре Стефану Пермскому уделено достойное место и о деятельности его сказаны слова признания. И справедливо. Стефан Пермский, посланный Дмитрием Донским в таежные леса Вычегды, способствовал приобщению народа коми к более высокой русской культуре.

Очень выразительны портреты Кирилла и Мефодия. Два мудрых старца беседуют о чем-то между собой. Лица их отмечены умом и благородством. Славянские народы свято чтут память об этих подвижниках. В Болгарии, например, ежегодно празднуется память Кирилла и Мефодия, существует орден их имени, которым награждаются выдающиеся деятели культуры.

Обращает на себя внимание и портрет Ольги, первой киевской княгини, принявшей христианство. Это сильная, властная женщина, у нее твердый взгляд, жесткий рот, тяжелый подбородок. Эта женщина правила страной, водила в поход войска, и ее деятельность способствовала созданию Киевского государства - глубоко прогрессивному явлению нашей истории.

В заключение нам осталось рассказать еще об одном персонаже памятника. В верхней части композиции находится мощная фигура простого русского мужика, поддерживающего гигантский шар-державу. Это типичный русский крестьянин, курносый и широкоплечий, с тяжелыми, крепкими руками. Он заслонен фигурами царей и полководцев, стоящих на вершине площадки, как выступали они на авансцене истории. Огорчительно, что фигура эта, хорошо выполненная и отлитая, плохо просматривается зрителем. Но и в этом есть своя глубокая символика. Ибо нам как бы напоминают, что подлинная сущность явлений определяется им, простым русским мужиком, тружеником и воином, который тысячу лет держал и оберегал великую Российскую державу.

* * *

Наш короткий рассказ о памятнике «Тысячелетие России» закончен. Остается лишь пожелать всем, кто ещё не был в Новгороде, посетить этот заповедный город и, не торопясь, обойти творение Микешина. Для всех, кто любит историю своего отечества, это будет полезно и поучительно.

СЛОВО О РОССИИ


...Скажи, какой же славой Венчать твои дела? 
Какой измерить мерой Тот путь, что ты прошла? 
Никто в таком величье Вовеки не вставал. 
Ты - выше всякой славы. Достойней всех похвал! 
М. Исаковский

THE MONUMENT TO RUSSIA’S THOUSANDTH ANNIVERSARY

Novgorod is experiencing a rebirth. Thousands upon thousands of people from all corners of the vast Soviet Union, representatives of all nationalities inhabiting the nation, as well as countless visitors from abroad, come to Novgorod to view its outstanding monuments of Russia’s past.

The monument to Russia’s thousandth anniversary has for over a century adorned the Novgorod Kremlin’s main square. Its author is the outstanding Russian artist Mikhail Mikeshin. It was unveiled on September 8, 1862.

The monument resembles a’giant bell lowered to the ground. The bronze globe, standing on a granite base, is surrounded by a complex multi-figure composition. It is split into six groups, each built up around a central figure. The author wanted each group to symbolize a different period in the country’s history. Riurik-the birth of the Russian state; Prince Vladimir-the glory of the Kiev Russia; Dmitry Donskoi-the liberation from the Tatar-Mongolian yoke; Ivan the Third-the creation of the centralized government; Minin and Pozharsky-victory over the Swedes and Poles in the 17th century and, finally, Peter the Great-the transformation of Russia and its emergence as a sea power

Around the granite base there is a high relief depicting 109 figures. This bronze relief was a monument to the prominent men from Russia’s thousand - year history. Among the outstanding men depicted are Cyrilland Methodius-the creators of the Slavic alphabet; Nester-the patriarch of the country’s historiography; the heroes of Kiev Russia, army and navy commanders, outstanding writers, artists and composers of the 19th century, who are still known throughout the world, and popular heroes-Yermak and Ivan Susanin.

In 1941 the nation was invaded. And in August 15, 1941 Novgorod fell to the German fascists. The Nazi general von Gertzog ordered the monument dismantled and transported to Germany.

In the winter of 1943-1944, the invaders, armed with pick-axes and autogenous cutters broke the monument into fragments. It appeared that the fate of the monument was decided, but on January 20, 1944, the Soviet army in a surprize attack liberated Novgorod. Photographs made at that time show
the bronze figures lying haphazardly in the snow around the base. But by November 2, of the same year the monument was restored.

The biography of the monument’s creator the artist Mikhail Mikeshin is also an interesting one. He came from a small village in the Smolensk region, and being a patriot devoted his whole life to glorifying his nation’s history and people. He is the author of the famous monument to Bogdan Khmelnitsky in Kiev, Catherine the Great in Leningrad, victory monuments in Poltava and Sebastopol, the Gates and chapel of Prince Pozharsky in Suzdal and many other monuments.

Few people know that he is the author of the monument to Mikhail Obrenovic in Belgrade and the monument to the Portuguese constitution in Lisbon. But his most outstanding creation is the monument to Russia’s thousandth anniversary.

The creation of the monument took great effort and consumed enormous funds. The base is made of Serdobol granite. Six giant 35-ton blocks were transported to Novgorod from the shores of lake Ladoga. It took 65 tons of bronze to cast the figures. And the weight of the monument is 300 tons. To prevent it from sinking the monument stands on a foundation 30 feet deep. The monument is 45 feet high.

Mikeshin was aided in creating the monument by the wellknown sculptors I.N. Shreder, R.K. Zaleman, N.A. Lavretsky, M.A. Chizhov and A.M. Liubimov.

The monument to Russia’s thousandth anniversary has become an integral part of the Novgorod Kremlin’s ensemble. The 19th century buildings standing to the east and west of the monument complement it in style and architecture. The dimensions of the monument were worked out so as not to disrupt the classical proportions of the famous St. Sofia Cathedral situated to the north.

Mikhail Mikeshin’s work will always be monumental, even in small table-top replicas, for the history of the great people it depicts will always be monumental.

We hope that all who view this album on the monument to Russia’s thousandth anniversary will get an opportunity to visit historic Novgorod and see the monument in its natural surroundings.




Памятник «Тысячелетие России».

Со стен и башен седого Новгородского кремля открываются захватывающие виды реки Волхов, о которой сложено столько великолепных былин и легенд.

Новгородский кремль. Софийский собор. 1045-1050 гг. Перед собором покоится прах выдающегося русского поэта Г. Р. Державина.

Поверженные фашистами скульптуры - фрагменты памятника «Тысячелетие России». 1944 г. Кадр из кинохроники.

Оккупанты пытались разрушить уникальный памятник древнерусского зодчества - Софийский собор. Таким запечатлел его зимой 1944 г. объектив кинокамеры.

Памятники Софийской стороны.

Гой ты, батюшка,
славный Новгород,
Гой ты, город наш
белокаменный.

В. К. Кюхельбекер

Памятники торговой стороны.

Ты ль предо мной, о древний град
Свободы, славы, и торговли!

Д. В. Веневитинов

Киев. Памятник Богдану Хмельницкому.
Скульптор М. О. Микешин.

М. О. Микешин

Новгородский кремль. Софийская звонница.
XV-XVII вв.

Новгородский кремль.
Колокола Софийской звонницы.

Верхняя часть памятника - скульптурная
группа, символизирующая Россию.

Русский крестьянин, поддерживающий
«державу».

Скульптурная группа «Иван III»

Скульптурная группа «Минин и Пожарский». Справа от царя Михаила Федоровича Д. М. Пожарский, слева К. М. Минин.

Скульптурная группа «Петр I».

Фрагмент композиции. «Побежденный швед».

Скульптурная группа «Военные люди и герои». Фрагмент. Слева направо: князь Святослав, Мстислав Удалой, Даниил Галицкий, псковский князь Довмонт, Александр Невский, тверской князь Михаил, Дмитрий Донской, литовский князь Кейстут, Даниил Холмский, М. И. Воротынский, Д. В. Щеня, Марфа Борецкая, Ермак, М. В. Скопин-Шуйский, К. М. Минин, Д. М. Пожарский, Авраамий Палицын, Иван Сусанин, 3. Б. Хмельницкий, Б. П. Шереметев, М. М. Голицын, П. С. Салтыков.

Святослав Игоревич, великий князь киевский.

...не посрамим земле Руские,
но ляжем костьми,
мертвыми бо срама не имам.

Мстислав Удалой и Даниил Галицкий.

Вы, князья Мстислав и буй Роман*!
Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.
И несетесь вы на вражий стан,
Соколом ширяясь сквозь туман,
Птицу в буйстве одолеть желая...
Хинову вы били и Литву;
Деремела, половцы, ятвяги,
Бросив копья, пали на траву
И склонили буйную главу
Под мечи булатные и стяги.

«Слово о полку Игореве», переложение Н. А. Заболоцкого
* Отец Даниила. - Ред.

Александр Невский.

Кто с мечом к нам придет,
от меча и погибнет.
На том стояла и стоять
будет Русская земля!

Иван Сусанин.

«Злодей! - закричали враги, закипев, -
Умрешь под мечами!» - «Не страшен ваш гнев!
Кто русский по сердцу, тот бодро и смело
И радостно гибнет за правое дело!..»

К. Ф. Рылеев

Марфа Борецкая.

Ермак.

Михаил Ярославич, великий князь тверской.

П. С. Салтыков.

А. В. Суворов.

Но кто сей рьяный великан,
Сей витязь полуночи?
Друзья, на спящий вражий стан
Вперил он страшны очи;
Его завидя в облаках,
Шумящим, смутным роем
На снежных Альпов высотах
Взлетели тени с воем;
Бледнеет галл, дрожит сармат
В шатрах от гневных взоров...
О горе! горе, супостат!
То грозный наш Суворов.

В. А. Жуковский

М. Б. Барклай де Толли и М. И. Кутузов.

В твоем гробу восторг живет!
Он русский глас нам издает;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
«Иди, спасай!» Ты встал и - спас...

А. С. Пушкин

Есть в русском офицере обаянье.
Увидишься - и ты готов за ним
На самое большое испытанье
Идти сквозь бурю, сквозь огонь и дым.
Он как отец - и нет для нас дороже
Людей на этом боевом пути.
Он потому нам дорог, что он может,
Ведя на смерть, от смерти увести.

Г. Н. Суворов
   Скульптурная группа «Военные люди и герои». Фрагмент. Слева направо: Д. Н. Сенявин, М. И. Платов, П. И. Багратион, И. И. Дибич, И. Ф. Паскевич, М. П. Лазарев, В. А. Корнилов, П. С. Нахимов.

Скульптурная группа «Государственные люди». Фрагмент. Ярослав Мудрый и Владимир Мономах.

Скульптурная группа «Государственные люди». Фрагмент. Литовские киязья Гедимин, Ольгерд, Витовт.

Скульптурная группа «Государственные люди». Фрагмент. Слева направо: Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Гедимин, Ольгерд, Витовт, Иван III, Сильвестр, Анастасия Романова, А. Ф. Адашев, патриарх Гермоген, М. Ф. Романов, патриарх Филарет, А. С. Матвеев, А. Л. Ордин-Нащокин, А. М. Романов, Петр I, Я. Ф. Долгорукий.

Сильвестр, Анастасия Романова и А. Ф. Адашев.

Артамон Матвеев, A. Л. Ордин-Нащокин, А. М. Романов.

Петр I, Я. Ф. Долгорукий, И. И. Бецкой.

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.

А. С. Пушкин

Скульптурная группа «Государственные люди».Фрагмент. Слева направо: Екатерина II, А. А. Безбородко, Г. А. Потемкин, В. П. Кочубей, Александр I, М. М. Сперанский, М. С. Воронцов, Николай I.

М. В. Ломоносов.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих,
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

М. В. Ломоносов

Г. Р. Державин.

Державин был таким поэтом, имя которого мы с гордостью можем поставить подле всех великих имен поэтов всех веков и народов, ибо он один был свободным и торжественным выражением своего великого народа и своего дивного времени.
В. Г. Белинский

Скульптурная группа «Писатели и художники». Слева направо: М. В. Ломоносов, А. Ф. Кокоринов, Д. И. Фонвизин, Г. Р. Державин, Ф. Г. Волков, Н. М. Карамзин, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, Н. И. Гнедин, А. С. Грибоедов, М. Ю. Лермонтов, А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, М. И. Глинка, К. П. Брюллов, Д. С. Бортянский.

Скульптурная группа «Писатели и художники». Фрагмент. Слева направо: М. В. Ломоносов, А. Ф. Кокоринов, Д. И. Фонвизин, Г. Р. Державин, Ф. Г. Волков.

Ф. Г. Волков.

Н. М. Карамзин.

Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка - Коломбом.
А. С. Пушкин

И. А. Крылов

И. А. Крылов возвел русскую басню в оригинально-классическое достоинство. Невозможно дать большего простодушия рассказу, большей народности языку, большей осязаемости нравоучению. В каждом его стихе виден русский здравый ум.
А. А. Бестужев

Любовь и тайная свобода
Внушали сердцу гимн простой,
И неподкупный голос мой
Был эхо русского народа.

А. С. Пушкин
   А. С. Грибоедов, М. Ю. Лермонтов, А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь.

Скульптурная группа «Просветители». Фрагмент. Кирилл и Мефодий.

Владимир Святославич и Авраамий Ростовский.

Скульптурная группа «Просветители». Слева направо: Кирилл, Мефодий, киевская княгиня Ольга, Владимир Святославич, Авраамий Ростовский, Антоний п Феодосий Печерские, Кукша, летописец Нестор, митрополит Алексей, Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский, Стефан Пермский, митрополит Иона, Савватий и Зосима Соловецкие, Максим Грек, митрополит Макарий, Гурий и Варсонофий Казанские, В. К. Острожский, Петр Могила, патриарх Никон, Ф. М. Ртищев, Митрофап Воропежский, Феофан Прокопович, Дмитрий Ростовский, Тихон Задонский, Григорий Конисский, митрополит Платон, Иннокентий Херсонский.

Княгиня Ольга.

Се повести времяньных лет, откуду есть пошла
Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити,
и откуду Руская земля стала есть.

«Повесть временных лет»

Нестор-летописец.

Максим Грек.

В. К. Острожский.

Новгородский кремль. Башня Кокуй.

Новгород. Кремль. Вечный огонь в честь героев гражданской и Великой Отечественной войн.

Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий