воскресенье, 24 мая 2015 г.

ПАРАД ПОБЕДЫ. ПОХОРОНЫ ОДНОЙ МЕЧТЫ



В 1992 году перебежчик Виктор Резун, заработавший своими сочинениями поистине геростратову славу, издал первый русский тираж «Ледокола».
Кажется, ничего более гнусного, чем авторское предисловие к этой книге¸ бумага ещё не терпела: не послание к читателям, а наглядное пособие для психиатра, изучающего садо-мазохизм.
Но при всех своих унизительных реверансах, в главном Резун оказался предельно откровенным: «...я замахнулся на единственную святыню, которая у народа осталась, — на память о Войне, о так называемой „великой отечественной войне“. Это понятие я беру в кавычки и пишу с малой буквы... Память о справедливой войне осталась как бы единственной опорой общества. Я разрушаю её... Эту легенду я вышибаю из-под ног, как палач вышибает табуретку».
В самом деле, когда у народа не остаётся объединяющих святынь — народ прекращает своё существование. Если Великая Отечественная война будет взята в кавычки и написана с малой буквы,- не фигурально, на бумаге, а в умах миллионов людей — единый народ умрёт. Из этих человечьих обломков можно будет лепить новые народы, этот социальный песок можно будет смахнуть метлой истории. Вот почему священная память о войне стала главной мишенью национал-предателей.
Били сразу по нескольким направлениям. С подачи Резуна отрабатывали тему: СССР-агрессор. Второй целью стало искажение боевых потерь. Требовалось доказать, что Красная армия теряла восемь-десять бойцов на одного солдата вермахта. На такие «исследования» не жалели заморских грантов и мегабайтов интернета.
Путанная и заумная арифметика понадобилась затем, чтобы вдолбить в русские головы: «Ваши деды воевали бездарно. Они просто завалили врага трупами, задавили примитивной биологической массой. Реальный счёт войны: десять-один в пользу немцев. Вам нечем гордиться. Вы должны стыдиться такой войны и не можете считать победой её результат».
Серию ударов нанесли по нашим национальным героям. Нам стали твердить, что Александр Матросов был зашуганным зека, а Зоя Космодемьянская — душевнобольной истеричкой; что наши лётчики, идя на таран, впустую гробили отпущенные на их обучение деньги, а панфиловцев у разъезда Дубосеково не существовало вовсе.
Кто же тогда удержал разъезд, и остановил танки Гёпнера перед Москвой? — такая постановка вопроса просто не предполагалась. Не допускали пропагандисты такой глубины мысли в русских головах, тем более не брали в расчёт способность русских работать с источниками.
«Бабы ещё нарожают!» — этой фразой рассчитывали закрепить ярлык мизантропа, кровожадного мясника, славшего новобранцев на верную смерть, за маршалом Жуковым. Но нигде и никто не смог показать первоисточник, в котором зафиксированы подобные слова Георгия Константиновича.
Стоит только потребовать подтверждений, как либералы, до того наперебой цитировавшие этот заезженный штамп, начинают сначала ссылаться друг на друга, а потом лепетать, что вообще-то фраза известна только по устному пересказу, и принадлежит, кажется, не Жукову, а Ворошилову, или даже Апраксину, да и то не наверняка... Но слово-то не воробей, уже вылетело, и не один раз, а многократно — поди, поймай его теперь!
Сколько таких слов, что калёных стрел из вражьего лука, было выпущено в нашу Память? Сколько книг, статей, блогов работало, чтобы «выбить табуретку» из-под ног народа? Ничего у них не получилось... Миллионы, десятки миллионов русских, невиданное людское море вышло в рядах «Бессмертного полка».
«Бессмертные дивизии», «Бессмертные армии», целые «Бессмертные фронты»... Поверх партийных симпатий, поверх границ, вышел единый народ в Москве и во Владивостоке, в Риге и в Севастополе, в Донецке и даже в Киеве. И тем, кто двадцать пять лет надеялся взять Великую Отечественную в кавычки и написать с малой буквы, осталось только с кислыми минами посылать друг другу перепосты с фотографиями разрезанных их же единомышленниками георгиевских ленточек.
Веками Европейский мир смотрел на русских, как на людей второго сорта: с неправильной верой, с примитивной культурой, ужасным обществом, отвратительным государством. Точно так же смотрят на нас Европа и её «пятая колонна» сегодня. Но, сколько не задирай они вверх свой западный нос, был в наших отношениях момент истины: Великая Отечественная война.
Когда схлестнулись насмерть Европейский и Русский мир, наши деды доказали, что ничуть не хуже западных людей: ни физически, ни технически, ни духовно. Ничуть не хуже — после знамени над Рейхстагом это звучит даже скромно, но мы скажем именно так, потому что быть лучше других никогда не претендовали, в этом суть нашей русской этики, а их евронос даже от признания равенства с нами морщится, как утёртый.
Долго мечтала «пятая колонна» отнять у нас главное доказательство нашего достоинства, заставить нас забыть о победе Русского мира. Рассчитывали, что мы, порушив память дедов, перестанем уважать свою страну, поплетёмся в европодмастерья, в еврохолопы.
Безбрежные волны «Бессмертного полка» накрыли их мечту. Хотели было выбить табуретку из-под ног приговорённого, да зашиблись. Табуретка оказалась нерушимым гранитным пьедесталом.
Алексей СТЕПАНОВ
Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий