пятница, 2 января 2015 г.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ.КРЫМ


Андрей Фурсов: "Я не ожидал, что у нашей власти хватит духу решить проблему Крыма"
Андрей Фурсов: "Я не ожидал, что у нашей власти хватит духу решить проблему Крыма"


Аудиозапись


Место уходящего года в истории России: гость Елены Щедруновой на радио "Вести ФМ"- Андрей Фурсов, историк, социолог, публицист, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа.

Щедрунова: Андрей Ильич, поскольку вы и обществовед, и историк, и социолог, а многие вас ещё называют футурологом, поэтому говорить будем о прошлом и, опираясь на это прошлое, о будущем. Что для вас оказалось самым неожиданным событием 2014 года? Потому что вы же прогнозируете события, да? Всё-таки футуролог – это человек, который заглядывает в будущее. Вы же наверняка заглядывали и в 2014 год год назад, два, три. Что вас удивило больше всего? Что выпало из того впечатления или, точнее, из того вашего взгляда, который у вас был на 2014? Фурсов: Я не ожидал, что у нашей власти хватит духу решить крымскую проблему. Щедрунова: Но, тем не менее, вы предполагали, что эта проблема как-то будет решаться? Фурсов: Эта проблема возникла после американо-нацистского, американо-бандеровского переворота в Киеве. Ясно совершенно было, что Крым - под вопросом. Но я не предполагал, что у нашей власти хватит духу решить проблему так, как она была решена. Это для меня был очень приятный сюрприз. Щедрунова: А то, что произошло в Киеве, вот этот переворот, о том, как всё жестко там было, тем более, что это была всё-таки вторая революция, да? И первая… Фурсов: Но только это не революция, это переворот. Это переворот классический. Щедрунова: Ну, хорошо, пусть это будет государственный переворот. Но то, что события будут развиваться так жёстко, вы это предполагали? Фурсов: Уже в конце декабря было понятно, что американцы перехватывают управление этим процессом. Я не думал, что будет так жёстко, но то, что в этом направлении будут события развиваться, мне было совершенно понятно. Ещё, пожалуй, одно новшество, которое, не могу сказать, что сильно меня удивило, но пришлось над этим задуматься. Это опробованная новая технология – союз либералов и нацистов. Потому что так называемая оранжевая революция 2004 года – это чисто либеральная была акция. А здесь оказалось, что этого мало для решения вопросов Украины, и либералы оказались таким тылом, а вперед запустили нацистов – бандеровцев. То есть вот эта модель как новая технология. К этому нужно, вообще, безусловно, присмотреться. Это есть нечто новенькое. Щедрунова: Но, может быть, речь шла не о либералах, а о псевдолибералах? Вы понимаете, о чём я говорю. Вы можете выйти под флагами либеральными, а при этом сам вы абсолютно не либерал. Фурсов: Вообще, когда мы говорим о российских либералах, когда мы говорим о западных либералах, неолиберальная революция, которая стартовала с приходом к власти на западе Тетчер и Рейгана - конечно, это никакие не либералы, и даже приставка "нео" не спасает. Либералы в кавычках. Скажем, что такое либерализм на просторах СНГ? Это оправдание передела, оправдание элементарного грабежа. То есть к реальному либерализму это не имеет никакого отношения. Вообще, если говорить строго, то реальный либерализм как идеология умер сразу после Первой мировой войны. То, что пришло потом, это уже к либерализму имеет такое же отношение, как Граучо Маркс к Карлу Марксу. Щедрунова: Вы сказали по поводу Крыма, это касается российских событий. Украина - это рядом с Россией. То есть это наше ближайшее окружение. А в мире какие-то были события, которые вас удивили? Удивило ли вас вот это неожиданно выскочившее, как чёрт из табакерки, "Исламское государство"? Фурсов: Нет, не удивило. Было совершенно понятно, что сложение векторов различных сил должно породить на Ближнем Востоке нечто подобное.
Щедрунова: Андрей Ильич, поскольку вы и обществовед, и историк, и социолог, а многие вас ещё называют футурологом, поэтому говорить будем о прошлом и, опираясь на это прошлое, о будущем. Что для вас оказалось самым неожиданным событием 2014 года? Потому что вы же прогнозируете события, да? Всё-таки футуролог – это человек, который заглядывает в будущее. Вы же наверняка заглядывали и в 2014 год год назад, два, три. Что вас удивило больше всего? Что выпало из того впечатления или, точнее, из того вашего взгляда, который у вас был на 2014?

Фурсов: Я не ожидал, что у нашей власти хватит духу решить крымскую проблему.

Щедрунова: Но, тем не менее, вы предполагали, что эта проблема как-то будет решаться?

Фурсов: Эта проблема возникла после американо-нацистского, американо-бандеровского переворота в Киеве. Ясно совершенно было, что Крым - под вопросом. Но я не предполагал, что у нашей власти хватит духу решить проблему так, как она была решена. Это для меня был очень приятный сюрприз.

Щедрунова: А то, что произошло в Киеве, вот этот переворот, о том, как всё жестко там было, тем более, что это была всё-таки вторая революция, да? И первая…

Фурсов: Но только это не революция, это переворот. Это переворот классический.

Щедрунова: Ну, хорошо, пусть это будет государственный переворот. Но то, что события будут развиваться так жёстко, вы это предполагали?

Фурсов: Уже в конце декабря было понятно, что американцы перехватывают управление этим процессом. Я не думал, что будет так жёстко, но то, что в этом направлении будут события развиваться, мне было совершенно понятно. Ещё, пожалуй, одно новшество, которое, не могу сказать, что сильно меня удивило, но пришлось над этим задуматься. Это опробованная новая технология – союз либералов и нацистов. Потому что так называемая оранжевая революция 2004 года – это чисто либеральная была акция. А здесь оказалось, что этого мало для решения вопросов Украины, и либералы оказались таким тылом, а вперед запустили нацистов – бандеровцев. То есть вот эта модель как новая технология. К этому нужно, вообще, безусловно, присмотреться. Это есть нечто новенькое.

Щедрунова: Но, может быть, речь шла не о либералах, а о псевдолибералах? Вы понимаете, о чём я говорю. Вы можете выйти под флагами либеральными, а при этом сам вы абсолютно не либерал.

Фурсов: Вообще, когда мы говорим о российских либералах, когда мы говорим о западных либералах, неолиберальная революция, которая стартовала с приходом к власти на западе Тетчер и Рейгана - конечно, это никакие не либералы, и даже приставка "нео" не спасает. Либералы в кавычках. Скажем, что такое либерализм на просторах СНГ? Это оправдание передела, оправдание элементарного грабежа. То есть к реальному либерализму это не имеет никакого отношения. Вообще, если говорить строго, то реальный либерализм как идеология умер сразу после Первой мировой войны. То, что пришло потом, это уже к либерализму имеет такое же отношение, как Граучо Маркс к Карлу Марксу.

Щедрунова: Вы сказали по поводу Крыма, это касается российских событий. Украина - это рядом с Россией. То есть это наше ближайшее окружение. А в мире какие-то были события, которые вас удивили? Удивило ли вас вот это неожиданно выскочившее, как чёрт из табакерки, "Исламское государство"?

Фурсов: Нет, не удивило. Было совершенно понятно, что сложение векторов различных сил должно породить на Ближнем Востоке нечто подобное.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий